Новости

25.01.2017

Банки медленно, но верно переводят инвестиции в экологическую сферу

Европейские и североамериканские банки медленно переводят свои инвестиции в экологическую сферу, говорится в последнем отчете инвестиционной компании Boston Common Asset Management.

В исследовании отмечается, что за последние три года кредитные организации вложили порядка $786 млрд в углеродоемкий сектор и проекты, которые представляют угрозу для окружающей среды.

По мнению экспертов, пока банки не в состоянии быстро привести свои методы ведения бизнеса в соответствие с глобальными климатическими целями, в том числе не допустить повышения температуры на два градуса.

Исследователи изучили работу 28 крупнейших мировых банков Австралии, Канады, Европы, Японии и США по направлениям “климатическая стратегия”, “анализ рисков”, “инвестиции в энергоэффективность и возобновляемые источники энергии”. Оказалось, 23 из исследуемых банков постепенно вносят коррективы в свою политику. Например, более 80% банков анализируют климатические риски на уровне совета директоров.

В отчете отмечаются положительные сдвиги в области инвестиций. Один из крупнейших в Великобритании и мире финансовых конгломератов Barclays заявил, что отныне поддерживает только проекты, которые ускоряют переход к низкоуглеродной экономике.

Британская транснациональная корпорация Standard Chartered отказалась от вкладов в угольные шахты и собирается инвестировать $4 млрд в возобновляемые источники энергии к 2020 году. Банк также разрабатывает дополнительные критерии для оценки климатических рисков для своих клиентов из энергетического сектора и ввел дополнительные ограничения по выбросам углерода на угольных электростанциях.

Национальный банк Австралии планирует вложить более $13 млрд в течение семи лет в энергоэффективность и возобновляемые источники энергии, а также транспорт с низким уровнем выбросов.

В 2016 году корпорация Citigroup выдала займ на строительство нефтепровода Dakota Access. Теперь, согласно отчету, компания оценивает экологические риски при стресс-тестировании (стресс-анализ проводится для того, чтобы понять, какие убытки может понести банк в тех или иных неожиданных ситуациях). “Ситибанк” в России также углубляет работу по экологической оценке своих поставщиков.

“В своей бизнес-стратегии в отношении климатических и экологических рисков “Ситибанк” следует всем принципам и обязательствам, добровольно принятым банком на глобальном уровне. Более того, в настоящее время “Ситибанк” углубляет работу по экологической оценке всех своих поставщиков, а собственные усилия по снижению экологической нагрузки в российских офисах (такие как повышение энергоэффективности, экономия воды, утилизация ламп, батареек, раздельный сбор мусора и т.д.) дополнились работой по привитию экологических привычек сотрудникам”, – рассказала менеджер по корпоративной социальной ответственности “Ситибанка” Татьяна Авраменко.

Исследователи обращают внимание на то, что банки крайне медленно меняют бизнес-стратегии. Лишь 40% кредитных организаций обозначили вклады в возобновляемую энергетику как приоритетные. 35% исследованных финансовых институтов планируют поддерживать энергоэффективность.

“Более 80% банков, которые приняли участие в исследовании, не интегрировали результаты стресс-тестов в бизнес-решения. Возникает закономерный вопрос: зачем вообще они проводили стресс-тесты? Нет смысла владеть информацией, но не пользоваться”, – отмечают авторы отчета.

Источник: Энергосовет


25.01.2017

Назначен первый замминистра энергетики и ЖКХ Свердловской области

Первым заместителем министра энергетики и ЖКХ Свердловской области стал Игорь Чикризов. Соответствующий указ подписал глава региона Евгений Куйвашев. С 2008 года господин Чикризов занимал пост замминистра энергетики и ЖКХ области. В должности первого заместителя он будет курировать сферу топливно-энергетического комплекса и стратегического развития ТЭК и ЖКХ, сообщают СМИ.

Также на должность заместителя министра назначен Андрей Кислицын, который с 2012 по 2014 годы уже работал в должности замминистра. Он займется вопросами реализации госпрограммы развития ЖКХ и повышения энергетической эффективности Свердловской области, сообщили в департаменте информполитики главы региона.

Источник: ЭПР


25.01.2017

Иран хочет увеличить долю возобновляемых источников в общем энергобалансе

Это — однин из приоритетов энергетической промышленности страны

Иран, третья страна в ОПЕК по уровню добычи нефти, стремится развивать на своей территории и возобновляемые источники энергии. Так, управляющий директор Организации по возобновляемой энергетике Ирана (известной как SUNA) Сейед Мохаммад Садекзаде заявил, что Тегеран планирует увеличить мощность электростанций альтернативных источников до 1300 МВт в течение ближайших двух лет (в ИРИ это март 2017 — март 2019 годов). Об этом сообщает Tehran Times.

Как отмечает издание, увеличение мощностей станций ВИЭ является одним из приоритетов иранской энергетической промышленности. По словам Садекзаде, в 2016 году показатель по установленной мощности возобновляемых источников демонстрирует 700-процентный рост по сравнению с 2015 годом.

Управляющий директор подчеркнул, что Минэнерго ИРИ для увеличения потенциала использования ВИЭ до 600 МВт планирует строительство электростанций на альтернативных источниках энергии мощностью более 300 МВт в марте 2017 — марте 2018 года. Кроме того, Садекзаде выразил надежду на то, что в течение ближайших двух лет потенциал генерации энергии по ВИЭ достигнет 1300 МВт. А это будет составлять 2% от общей мощности энергетики Ирана.

Отметим, что сегодня иранские электростанции на ВИЭ производят 243 МВт. Большая часть этой мощности приходится на ветроэлектрические установки. Они дают до 158 МВт. Остальное производят солнечные электростанции, малые гидроэлектростанции, а также электростанции, использующие топливо растительного происхождения. В целом доля альтернативной энергетики в общем энергетическом балансе Ирана составляет менее 1%.

Напомним, что в 2015 году на ВИЭ в Иране приходилось 0,01%, притом, что в среднем этот показатель по миру достигает 10%. Глава отдела по охране окружающей среды и устойчивому развитию муниципалитета Тегерана Али Мохаммад Шаери в интервью агентству Shana говорил, что ИРИ имеет значительные запасы энергетический ресурсов. И поэтому может не беспокоиться по поводу новых и альтернативных источников энергии. Так, более 83% общего объема производства электроэнергии страна получает от ТЭС, которые работают на дизельном топливе, природном газе и мазуте.

При этом Шаери отмечал, что Иран стремится снизить энергопотребление в парках страны, а также потреблять 20% энергии из новых источников. Около 70% энергии для освещения и 100% энергии для полива в новых парках Ирана хотят вырабатывать из ВИЭ.

Ранее ИА REGNUM передавало, что китайские, французские и немецкие компании проявляют сильный интерес к Ирану как к стране с высоким потенциалом для развития солнечной энергетики. Так, в октябре сообщалось, что в южном городе Шираз построят новую солнечную электростанцию, и это лишь один из четырех проектов в провинции Фарс, который получает финансирование за счет иностранного капитала.

Источник: ИА REGNUM


25.01.2017

В Монголии начала работу первая солнечная электростанция

Гелиостанция сможет обеспечить электричеством 20 000 семьей

19 января в аймаке Дархана-Уул открылась первая в Монголии солнечная электростанция мощностью 10 МВт, способная работать в сорокаградусный мороз, сообщает корреспондент ИА REGNUM. Гелиостанция, построенная при участии японской компании, будет вырабатывать 14,1 млн кВт⋅ч в год. Этого хватит, чтобы обеспечить электроэнергией 20 тысяч семей.

Станция уже включена в Национальную сеть передачи электроэнергии. По предварительным данным, солнечная станция позволит значительно сократить выбросы парниковых газов в атмосферу. Здесь установлено около 32 тысяч солнечных батарей, произведенных в Германии и Швеции.

Напомним, в 2016 году монгольская компания «Солар Повер Интернешнл» и японская компания Sharp подписали договор о строительстве солнечной электростанции мощностью 10 МВт в Монголии. На возведение гелиостанции были получены кредиты от реализуемого правительством Японии проекта по уменьшению парниковых газов.

Электростанция ежегодно будет вырабатывать 14,182 млн кВт⋅ч электроэнергии, что позволит уменьшить выбросы парниковых газов на 14,746 тонны.

Как сообщают местные СМИ, если проект будет удачным, в Монголии появятся и другие гелиостанции. В последние годы потребление электроэнергии в центральном регионе страны резко увеличилось, что привело к росту импорта электроэнергии из России. Монголии требуются новые внутренние источники снабжения электроэнергией центрального региона.

Источник: ИА REGNUM


25.01.2017

В РФ переход на альтернативную энергетику может породить социальный хаос

Согласно докладу Всемирного экономического форума, в 2016 году «зеленая» энергетика стала популярнее и дешевле. Однако так уж ли полезны для экономической и социальной жизни возобновляемые источники?

Традиционная энергетика намного более трудоемка по сравнению с альтернативной (не связанной с ископаемым топливом) энергетикой. Поэтому, например, в России, экономика которой сильно зависит от экспорта углеводородов и развития традиционной энергетики, переориентация на возобновляемые источники энергии (ВИЭ) может привести к масштабным негативным социальным последствиям. Об этом сегодня, 30 декабря, ИА REGNUM заявил доктор экономических наук, профессор, руководитель научно-образовательного направления «Государственное и муниципальное управление» Северо-Западного института управления РАНХиГС Алексей Балашов.

Он отметил, что развитие альтернативной энергетики связано с несколькими факторами. Во-первых, это наличием в стране — потенциальном объекте внедрения альтернативной энергетики — специфических климатических условий. А это много водных ресурсов, энергии солнца, ветра и прибоя. Это случай Бразилии, Мексики, Австралии.

Во-вторых, развитию возобновляемых источников энергии способствует отсутствие в стране дорогостоящих капитальных объектов. То есть шахт, газо‑ и нефтепроводов, нефтескважин и подобного с сосредоточенной вокруг них социальной инфраструктурой моногородов, необходимость поддержания которой не стимулируют правительства и бизнес развивать альтернативную энергетику, сказал Балашов.

Он отметил, что развитие альтернативной энергетики связано с несколькими факторами. Во-первых, это наличием в стране — потенциальном объекте внедрения альтернативной энергетики — специфических климатических условий. А это много водных ресурсов, энергии солнца, ветра и прибоя. Это случай Бразилии, Мексики, Австралии.

Во-вторых, развитию возобновляемых источников энергии способствует отсутствие в стране дорогостоящих капитальных объектов. То есть шахт, газо‑ и нефтепроводов, нефтескважин и подобного с сосредоточенной вокруг них социальной инфраструктурой моногородов, необходимость поддержания которой не стимулируют правительства и бизнес развивать альтернативную энергетику, сказал Балашов.

«Таким образом, при наличии в стране, даже со слабой экономикой, собственных, ископаемых топливных ресурсов и отсутствием благоприятных для ВИЭ климатических условий развитие там массовой альтернативной энергетики вряд ли получит широкое развитие. Особенно учитывая тот факт, что страны со слабой экономикой, как правило, являются трудоизбыточными, а традиционная энергетика более трудоемка, чем альтернативная», — считает доктор экономических наук.

Учитывая, что этот факт, переориентировать всех работников, которые сегодня заняты в отраслях топливно-энергетического и минерально-сырьевого комплексов, на альтернативную энергетику не получится, говорит Алексей Балашов. Он также напомним, что объекты традиционной энергетики — это пример так называемых специфичных физических активов. Поэтому их ценность при альтернативных направлениях использования существенно снижается. Отсюда вытекают экономически и социальные последствия. К первым можно отнести сокращение производства, банкротство и перепрофилирования бизнеса, ко вторым безработицу.

«Для стран, бюджетная система и модель экономического роста которых выстроена вокруг экспорта углеводородов и развития традиционной энергетики (таких, например, как Россия; хотя сразу стоит оговориться, что у России помимо доминирующей традиционной энергетики есть еще и довольно мощный высокотехнологичный сегмент ядерной энергетики) деградация традиционной энергетики может иметь весьма серьезные негативные социальные последствия», — подытожил аналитик.

Ранее ИА REGNUM писало о том, что, согласно докладу Всемирного экономического форума (ВЭФ), в 2016 году в 30 странах мира возобновляемые источники энергии сравнялись по цене или даже стали дешевле ископаемого топлива. В число этих стран вошли, например, Чили, Мексика, Бразилия и Австралия. Еще через несколько лет ожидается, что паритет стоимости энергии будет наблюдаться уже в 80% всех стран.

Как отмечалось в докладе, глава подразделения ВЭФ по инфраструктуре и инвестициям в развитие Майкл Дрекслер заявил, что альтернативная энергетика сегодня достигла решающего момента в своем развитии. Она, по мнению Дрекслера, стала не только жизнеспособна в коммерческом плане, но и теперь представляет собой привлекательную возможность для инвестиций, рассчитанных на долгий срок, стабильными и защищенными от инфляции доходами.

Источник: ИА REGNUM


25.01.2017

Международное энергоагентство придумало, как продвигать «чистые» технологии

Международное энергетическое агентство (МЭА) выработало новую инициативу, направленную на то, чтобы ускорить процесс перехода на «чистые» источники энергии и достигнуть глобальных целей по климату, значительно уменьшив выбросы парниковых газов. Эта инициатива подразумевает поощрения стартапов, некоммерческих организаций, корпораций, инвесторов и госсектор за демонстрации новинок, которые могут уменьшить выбросы углеводорода. Об этом говорится на сайте МЭА.

МЭА отмечает, что ключом к декарбонизации энергетического сектора являются ускорение технологических инициатив и внедрение экологически чистых технологий в энергетику. За последнее время в этом направлении удалось добиться успехов, но этого недостаточно для достижения необходимого уровня сокращения выбросов парниковых газов.

Правительства стран играют основную роль для создания рыночных условий и посыла четких сигналов разработчикам и инвесторам для создания и внедрения экологически чистых технологий. Однако немаловажную роль играют также и корпорации, некоммерчение организации и стартапы. Поэтому международное энергетическое агентство и выработало новую инициативу по премированию проектов, направленных на энергетически более чистые технологии (The Start Up Energy Transition Award).

Такая награда предназначается для стартапов, некоммерческих организаций, корпораций, инвесторов и предприятий государственного сектора для демонстрации новинок в различных категориях. Всего пять категорий, плюс один специальный приз. Первая категория — городской сектор. Речь идет об идеях, бизнес-моделях, которые могут помочь переходу на более чистые технологии энергосистеме. Вторая категория — новые идеи и технологии, необходимые для снижения негативного воздействия на окружающую среду транспорта. Третья — «альтернативная энергетика против изменений климата». Под этим подразумевается сокращение расходов, отходов, загрязнений и использование возобновляемых энергоресурсов. Четвертая — платформы и сообщества для развития «чистых» технологий. Наконец, последняя категория — производство и продажа таких технологий в будущем.

Специальный приз касается поисков решения проблемы энергетического дефицита. «Около 1,2 млрд человек не имеют сегодня доступа к электричеству. В будущем они должны его получить, их энергоснабжение должно быть обеспечено», — говорится в описании к инициативе.

По словам исполнительного директора МЭА Фатиха Бироля, энергетические технологические инновации — важнейший элемент глобального перехода на безопасные, экологически чистые и доступные источники энергии.

Отмечается, что Бироль будет выступать в качестве посла на награждении. В качестве экспертов, которые будут отбирать победителей будут также гендиректор МЭА по возобновляемой энергетике Аднан Амин и исполнительный директор подразделения ООН Патрисия Эспиноса. Прием заявок для участия в конкурсе заканчивается 31 января.

В то же время стоит отметить, что борьба за уменьшения выбросов СО2 имеет множество «но». Например, угольные ТЭЦ, которые считаются одними из самых «грязных» производителей энергии в странах, ратифицировавших Парижское соглашение по климату, обязывает уменьшить вредные выбросы. Однако внедрение дорогостоящих новых технологий в производство часто оказывается практически невозможно. Такие угольные ТЭЦ в ряде стран находятся под угрозой закрытия. Однако никто не говорит о том, что будет с тысячами людей, которые сегодня работают на угольных предприятиях.

Как ранее передавало ИА REGNUM, в ежегодном докладе Международного энергетического агентства, посвященном развитию мировой энергетики до 2040 года, говорилось о том, что атомная энергия — одна из важнейших опор будущей мировой энергосистемы. Ее задача заключается в том, чтобы удовлетворять растущие потребности в электроэнергии и предотвращать пагубное воздействие изменения климата.

Источник: ИА REGNUM


25.01.2017

Остров Сахалин — элемент будущей энергосистемы Дальнего Востока

Как Сахалину стать частью российско-японского энергомоста?

Не так давно мы постарались достаточно подробно показать сложности энергосистемы Калининградской области, перспективы их устранения и варианты развития. Вопрос важный, его даже на пресс-конференции президента России подняли. Еще бы — самый западный анклав России, изолированный Литвой от «материка Россия»!.. Но, извините, Сахалин — едва ли не самый восточный наш форпост, и изолированность его обусловлена не политическими проблемами и государственными границами, а природой — морем. Нет у острова энергетических соединений с материком, островная энергосистема строго автономна — собственно, принципиально ничем не отличается от ситуации в Калининградской области. А, с учетом туманности перспектив ЕС как единой структуры, присмотреться к ситуации на Сахалине стоит. Восток — дело тонкое.

Если говорить про проект энергомоста самые общие слова, то все коротко и «просто»: проект первой его очереди предусматривает прокладку кабеля с нашего Сахалина по морскому дну пролива Лаперуза (шириной 43 км) на японский остров Хоккайдо. После этой фразы обычно переходят к прочим перспективам, а мы предлагаем встать ногами на суровую сахалинскую почву, оглядеться вокруг и понять, почему слово «просто» взято в кавычки. Причина в том, что лишней электроэнергии на Сахалине — нет. Больше того — ее сейчас и самому-то острову хватает с огромным трудом. Какой такой экспорт, какая такая Япония, спрашивается?..

Что такое Сахалин на день сегодняшний? Крупнейший остров России площадью 76,4 тысячи квадратных километров населен всего полумиллионом человек — 6,5 человека на километр квадратный. Посмотрите на плотность населения на островах Японии, и вы перестанете удивляться, почему у этой страны такой аппетит на наши земли. (О Японии, кстати говоря, 24 часа в сутки помнит весь Сахалин — железнодорожная колея тут 1067 мм, в отличие от российских 1520. В советские времена специально для острова выпускали отдельные тепловозы ТГ 16 и ТГ 22, а сейчас поступили проще — перешивают все полотно под наш стандарт) А чего сами-то не заселяем? Там что, жить плохо? Средняя температура января в районе Южно-Сахалинска — минус 6, средняя температура августа — плюс 19. Два десятка только крупных рек, больше 16 000 (!) озер, чистая природа, удивительные растения — вот чего еще надо-то? Заняться нечем? Уголь, газовый конденсат и природный газ, нефть, золото, ртуть, платина, германий, хром, тальк, цеолиты — все это в подземных кладовых острова. Про природные ресурсы даже говорить не приходится — море полно рыбы всех мыслимых названий, лес — ягод и зверья. Лес… После 1991-го на Сахалине были закрыты под разными предлогами 11 целлюлозно-бумажных комбинатов, число «захлопнувшихся» без сбыта леспромхозов и считать никто не стал. Из естественных для этих мест неприятностей — тайфуны со снежными буранами зимой и наводнениями летом. Как со всем этим — микроскопичностью населения и тайфунами — бороться? «Геоэнергетика» знает точный ответ: развивайте производство энергии, чтобы ее хватило на обновление и развитие инфраструктуры и промышленности, и все будет хорошо. Вернется обработка древесины, снова станут работать порты, судоремонтные и судостроительные заводы, вернутся и люди. Будут люди — вот тогда и проекты тоннеля и ж/д моста на материк перестанут быть прожектами. Наладятся отношения с Японией — будет восстановлена и приумножена рыбная отрасль. Как наладить? Так за счет энергетики — беда с этим делом у Японии после 2011 года, после аварии на Фукусимской АЭС и последовавшего закрытия всех атомных реакторов. В общем, танцевать надо от печки — от энергетики. Будет с ней все в порядке — изменится и геополитика.

А что у нас с генерацией электроэнергии на Сахалине? Три крупных электростанции на весь остров: Ногликская ГТЭС, Южно-Сахалинская ТЭЦ-1 и Сахалинская ГРЭС. Из них самая юная и самая маленькая — Ногликская, ее построили в 1999 году, в сеть она дает 48 МВт⋅ч. Южно-Сахалинскую ТЭЦ запустили в строй в 1976 году, три ее блока выдавали 225 МВт⋅ч. В 2012 и в 2013 годах построили два новых блока, еще на 230 МВт. Хорошее дело, правильное, вот только энергообеспечение Сахалина почти не изменилось — приходится то и дело ремонтировать «старичков». Вон — Сахалинская ГРЭС 1965 года рождения, 84 МВт⋅ч электрической мощностью, просто на ладан дышит, поскольку 50 лет ее агрегаты охлаждают … морской водой. Полсотни лет в агрессивной среде, даже представить страшно, на что похож металл после вот такой нагрузки. Какая уж тут Япония!.. И совсем уж занимательно, что энергосистема Сахалина — это несколько отдельных, НЕ СОЕДИНЕННЫХ между собой районов. Есть Центральный энергорайон, в котором работают Сахалинская ГРЭС, Южно-Сахалинская ТЭЦ-1 и газовая станция в Ногликах. Есть Охинский энергорайон с Охинской ТЭЦ. Есть четыре изолированных энергорайона Курильских островов — это девять дизельных электростанций и две геотермальные. А еще — отдаленные 11 населенных пунктов с дизельными генераторами. И все это, повторим — на полмиллиона населения. Попытки соединить все в одно целое были еще в советские времена, но сейчас уже никто не стесняется говорить о том, что тогда ЛЭП проектировали без учета климатических условий. Потому тайфуны рвут обледеневшие провода, бригады электриков в аномальных условиях их раз за разом ремонтируют, но за каждый осенне-зимний период набираются целые недели, когда жители городов и сел сидят без света.

Вообще журнал «Геоэнергетика» всегда старался и старается подчеркивать, что детали часто интереснее общего плана. Многие ли из читателей способны наглядно представить себе, что такое, к примеру, электростанция, работающая на угле? Про АЭС мы рассказывали достаточно подробно, а теперь предлагаем чуточку отвлечься от планов громадья и понять, увидеть, о чем, собственно говоря, идет речь в этот раз. «Построили угольную электростанцию, запустили в эксплуатацию электростанцию газовую, построили дамбу ГЭС» — нам эти слова привычны, но согласитесь — о том, что скрывается за этими словами, мы задумываемся редко. А вопросы «Откуда ток в розетке?», «Сколько человек обеспечивают своим трудом свет фонаря в переулке?» — вовсе не просты. Это всегда — труд сотен и тысяч людей, про которых мы вспоминаем в своей комфортной жизни зачастую только тогда, когда комфорт нарушен: света нет, светофоры в городе не работают, лифт встал. И потому с вниманием слушаем рассказы энтузиастов электромобилей, которые норовят фантазировать о том, как миллионы бесшумных и экологичных четырехколесных повозок способны мгновенно сделать нас просто счастливыми от обилия свежего воздуха, причем случится это вот прямо со дня на день. А мы предлагаем наглядно представить, понять, что такое «дополнительные генерирующие мощности», которые потребуются для того, чтобы обеспечить заправку миллионов аккумуляторов для этого нового «стада». В общем, предлагаем прежде, чем перейти к рассказу о глобальных планах и грядущих переменах, чуточку приостановиться и попробовать понять, что скрывается за гладкими фразами «будет построена вторая очередь того-то и сего-то», «дала ток ГРЭС». Ну и заодно, конечно, разберемся в аббревиатурах, которыми пестрят сообщения новостных агентств. Чем ГАЭС отличается от ГЭС, а ТЭЦ от ГРЭС, к примеру. А, раз речь идет о Сахалине — заодно присмотримся и к тому, по каким же именно причинам экологи и «зеленые» недовольны угольной энергетикой и чем на их возмущение отвечают изощренные умы инженеров и конструкторов. В конце концов, энергетика — это просто интересно, да еще и многим тема в новинку, своего рода «терра инкогнита». Конечно, не обо всем сразу. Конечно, без математических, физических и химических формул. Но культурный человек, на наш взгляд, должен не только про литературу и искусство знать, но и понимать, какой труд приходится прикладывать для того, чтобы в Большом театре и в Эрмитаже было тепло и светло. Тогда и снобизма по отношению к людям, которые такой комфорт нам с вами обеспечивают, станет поменьше — во всяком случае, хочется на это надеяться.

Итак, Сахалинская ГРЭС, технология 60-х годов века минувшего. Особенность ее в том, что для охлаждения используется морская вода — интересная инженерная придумка, встречающаяся весьма редко: во всем мире электростанций с таким охлаждением не больше двух десятков, а во всей огромной России только пять.

ГРЭС некогда, на заре электрификации и Советской власти, расшифровывалось как «государственная районная электростанция», но это было достаточно давно. Сейчас слово «районная» — анахронизм, правильная расшифровка звучит как «гидрорециркуляционная электростанция». «Гидро» — это вода, «рециркуляционная» — восстанавливаемая и бегающая по кругу. Это и есть основной технологический принцип любой конденсационной электростанции, в том числе и атомной. Ядерная или химическая реакция используется для нагрева воды, которая превращается в пар, после использования пара для вращения турбины он конденсируется, снова становится водой и возвращается в нагревательную систему.

Принцип работы любой конденсационной электростанции (далее — КЭС) достаточно прост для понимания кем угодно — достаточно просто логического мышления и воспоминаний о школьном образовании. В некий котел, в котором идет реакция, ядерная или химическая — горение топлива — питательным насосом под большим давлением подается питательная вода и протекает по трубной системе внутри (в случае АЭС — снаружи) топливного котла (в случае АЭС — корпуса ядерного реактора), собирая всю тепловую энергию, на которую она способна по своим физическим и химическим свойствам. В случае АЭС вода остается водой, в случае любых других КЭС она превращается в перегретый пар под высоким давлением. Обычная температура такого пара — около 540 градусов, давление на выходе из котла — от 12 до 24 Мпа. Выйдя из котла, вода по трубопроводам подается в паровую турбину. Здесь давление, наоборот, очень низкое — около 5% от атмосферного. Перегретый и сжатый пар мгновенно расширяется, теряя при этом температуру, и вся его энергия уходит на вращение ротора турбины. Все, больше нам пар ни для чего полезного не нужен — и он отправляется в конденсатор, где снова становится водой и уходит на второй круг.

Так выглядит общий принцип, а мы вернемся к Сахалинской ГРЭС, работающей на родном, сахалинском, буром угле. На фотографии хорошо виден некий конвейер, подходящий почти к крыше главного корпуса станции. Раз конвейер подает уголь — значит, есть склад этого самого угля, объемы которого обеспечивают станцию топливом на срок от 7 дней до месяца. Поскольку Сахалин — не Африка и не тропики, в зимнее время уголь приходится еще и размораживать, поскольку он смерзается, для чего тоже имеется специальное оборудование. Перегрузочная машина перемещает уголь в дробильную установку, которая разносит куски угля в мелкое крошево, причем в самом буквальном смысле этого слова. Вот этот дробленый уголь конвейер и подает под самую крышу, где за него принимается система аспирации — угольная крошка всасывается потоком воздуха. Горения без кислорода не бывает, потому уголь и смешивают с потоком воздуха. Из аспиратора воздушно-угольная смесь поступает в шаровую углеразмольную мельницу, которая превращает уголь уже просто в пыль, потому этот отсек так и называют — система пылеприготовления. Из нее угольная пыль вместе с потоком воздуха поступает в котельное отделение главного корпуса. От котла пар по паропроводам «острого» пара подается в машинное отделение главного корпуса, где и установлена турбина. После турбины — конденсатор, в котором пар окончательно остывает, становится снова водой, а питательные насосы отводят ее в рекуператор. Рекуператор — это такое устройство, где сконденсированную воду немного подогревают паром, идущим от турбин, за счет чего немного снижается нагрузка на котел, чтобы вода в него приходила уже более-менее горячей. Но в котел вода идет через дезаэратор, в котором воду очищают от газовых примесей — от того же воздуха, который вода набирает в себя в конденсаторе. Все, вода готова пойти на второй круг.

Все? Как бы не так — мы ведь имеем дело с углем. В топке котла образуется шлак, много шлака. Из тонны сахалинского бурого угля в шлак уходит 300 кг. Со шлаком поступают ровно так же, как и сотни лет назад: открыли специальный лючок под названием «лётка» — шлак и вывалился. Куда? На сахалинской ГРЭС — в гидравлическую систему золошлакоудаления. Зола собирается из дымовых газов на выходе из котла — специальными фильтрами и сбрасывается в ту же систему. Что такое вот эта вот «гидравлическая система?..» Да труба, в которую подается вода. Кто сказал «унитаз»?! Нет, ну, что-то общее имеется, что тут лукавить…

Сахалинская ГРЭС — это шесть цехов, составляющих единый комплекс. Топливнотранспортный, котлотурбинный, электрический, химический, цех тепловой автоматики и гидротехнический. Сложно? Конечно. Так ведь и работа, и нагрузки тут вовсе не шуточные. Температура сгорания угольновоздушной смеси — почти 2 000 градусов, то есть выше, чем в реакторе АЭС. И при такой нагрузке котлы, изготовленные в бесконечно далеком 1965 году в городе Барнауле, продолжают работать! Ресурс выработан уже раза три, ремонтировали их только на месте, и котлы держатся — на умении, опыте, самоотверженном труде сахалинских энергетиков. Нет, не совсем так: самый первый по времени запуска котел в середине 80-х не выдержал, было принято решение о его замене. И тут — перестройка… Да, все вы правильно поняли: шесть турбин с той поры вращает пар из пяти котлов. Теоретически это вообще невозможно, но теоретиков на Сахалинской ГРЭС и не жалуют: только 17% сотрудников имеют высшее образование. От отца — к сыну, от старшего брата — младшему… Нет, измерительная и контрольная аппаратура тут в полном порядке, но многие проверяющие уезжали с Сахалина в твердом убеждении, что эти люди могут и без нее обходиться: они все свое оборудование просто чувствуют. И без этих людей станция просто умрет, причем умрет мгновенно. В советские времена уголь поступал из близлежащего разреза Вахрушево, в 90-е его умудрились закрыть. Несколько лет котлы топили всем, что могли достать и что было доступно по цене. И турбины, тоже работающие 50 лет без замены, — тоже выдержали. Выдержали, потому что работали и работают на них какие-то невероятные люди. Давайте еще ближе к котлу «подойдем». 2 000 градусов внутри. Да, котел имеет длину в 30 метров — огромная стальная махина. Но за время нагрева с нуля до рабочих температур его длина увеличивается на 10 сантиметров. Пока станция работала на полную катушку — все было в пределах допуска, поскольку работа шла без остановок. Умерла промышленность, уехали люди, и теперь ночная выдача электроэнергии составляет всего 36 МВт. А это 1 котел и 1 турбина, остальные на ночь отключают, чтобы утром раскочегарить на полную мощность. Пять «гармошек» — каждое утро. И котлы — работают! Да, о высоком КПД и мечтать не приходится. Да, котлы по ночам видят сны, как их отправили на переплавку. Рассказ о том, что за сплавы используются в таких вот котлах, где и как их отливают, как конструируют котлы, оставим «на потом», сейчас просто напомним, что железо плавится при 1 300 градусах, а рабочая температура в котлах — 2 000. Но до пуска Сахалинской ГРЭС-2 — еще не меньше года, опаздывает РусГидро, хоть в последний год и пытается наверстать упущенное. Выдержит ли оборудование? Пока на месте ветераны ГРЭС — выдержит. Человеческий фактор — он ведь разный бывает. На Сахалине — вот такой. Расскажите этим людям, какой стресс вас настиг и какая невероятная нагрузка выпала на вашу долю из-за приказа шефа переложить все месячные отчеты из синих папок в красные!..

Зачем нужен гидравлический цех и при чем тут морская вода? Да при конденсаторе, конечно: чтобы охлаждать пар, конденсатор должен быть холодным. На берегу залива Терпения. Где стоит ГРЭС, в 60-х оборудовали временную бухту. Ну, это громко сказано — бабахнули две насыпи из песка, вот и временное решение. Временно. Бетонировать собирались. В 1965-м. Пока вот не успели. Но ГРЭС — работает. Да, как-то теплым летом в бухте расплодились моллюски, время от времени из конденсатора вытаскивают навагу, а то и покрупнее рыбку. Да, бухта оказалась в крайне неудобном месте — течения там. Дно «играет», забивая систему водозабора песком. Но продолжают работать два гигантских экскаватора, 50 лет назад изготовленные в Воронеже. Сахалинцы ласково называют эти агрегаты «железный капут», японцы изредка привозят сюда школьные экскурсии и назидательно говорят детям: «Будете плохо учиться — отправим на них работать». По слухам, японские школьники после таких экскурсий выигрывают все международные олимпиады по всем предметам сразу, но драндулеты-то — работают! Пошел песок — черпаем, черпаем и черпаем. Допотопные драглайны, которые должны были тихо «умереть» лет 30 тому как, умудряются даже восстанавливать дамбы, если очередной шторм их смоет.

Морская вода не только охлаждает конденсаторы и турбины, она справляется и со смывом шлака и золы. Длина труб, уносящих отходы жизнедеятельности ГРЭС, — 4 км. Идут трубы к специальным золовым полям — постоянному месту складирования таких отходов. «Поле» название весьма условное, на самом деле это несколько искусственных озер, берега которых год за годом становятся все выше. Зола, попадая сюда, осаждается на дно, а вода, пройдя систему специальных фильтров, перетекает в следующее, уже более чистое озерцо. Еще одна система фильтров — и вода сливается обратно в море. И работает эта система круглый год: озера не замерзают, поскольку зола и шлак имеют высокую температуру. Как выдерживают трубы? Соленая вода со шлаком — это просто наждак, точащий внутреннюю поверхность труб. Меняют, конечно, хоть и дорогое это удовольствие. Что такое русская смекалка, на Сахалине можно увидеть воочию. Вдоль всех 4 км труб к ним приварены … ушки. Раз в полгода краны аккуратно поворачивают трубы вокруг оси градусов так на 90 — и ресурс трубы увеличивается в четыре раза. Анатолию Чубайсу и прочим нанотехнологам с Сахалина — пламенный привет!.. Но такая система золошлакоотвода — еще одна причина, по которой Сахалинская ГРЭС доживает последние годы: уровень воды в озерах становится таким, что вскоре будет способен затопить рядом проходящий нефтепровод, да и ЛЭП могут пострадать. Сахалинские энергетики уверены, что еще 3−4 года — и все, ГРЭС утопит сама себя.

На этом экскурсию в мир энергетических технологий середины прошлого века и закончим. Зачем так подробно поведали про эту «анатомию»? Да хотя бы для того, чтобы был повод задуматься: сколько сотен еще по России разбросано таких вот ГРЭС, сколько людей своим действительно героическим трудом умудряются изо дня в день, из года в год поддерживать вот такие технологии, такое оборудование содержать в исправном состоянии. И — сколько труда, времени, усилий, инвестиций реально нужны России для того, чтобы не падал уровень электрогенерации, чтобы не снижался привычный нам уровень комфорта. Ну и, конечно, для того, чтобы лучше понимать, что реально означают слова «обеспечим дополнительным электричеством Японию». Обеспечим, не вопрос! Шахтеры добудут уголь и руды металлов, сталевары эти руды превратят в сплавы для котлов, работники машиностроительных заводов сотворят оборудование, строители отгрохают новые здания, дорожники проложат трассы, инженеры все рассчитают, работники электростанций произведут и проконтролируют, рассчитают кабели и ЛЭП, а еще тысячи людей — прокопают траншеи, прорубят тайгу, произведут-сотворят кабели и провода, опоры и изоляторы, подстанции и трансформаторы. А кто-то, зарядив планшет из розетки, напечатает много умных слов про «отсталую Россию» и «полуграмотный народ». Очень хочется вот только, чтобы этим писателям никто не поверил, поскольку писаное ими — заведомая ложь. Как ложь и то, что вот эти хулители и критиканы — творцы, поскольку настоящие Творцы с большой буквы — все те люди, труд которых мы попытались описать.

Надеемся, что следующий рассказ — о новейшей Сахалинской ГРЭС-2 как будущей основе новой жизни острова и возможной основе российско-японского энергомоста покажется теперь чуточку более интересным.

Источник: ИА REGNUM


25.01.2017

Финским компаниям упростили доступ на украинский рынок

Финляндия и Украина подписали сегодня, 24 января, меморандум о взаимопонимании в энергетической сфере. Свои подписи под документом поставили министр внешней торговли Финляндии Кай Мюккянен и зампред Кабинета министров Украины — министр регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства Геннадий Зубко, сообщили корреспонденту ИА REGNUM в пресс-службе правительства Финляндии.

Одной из основных проблем Украины является неэффективное использование энергии, указывается в пресс-релизе. Финляндия может предложить свои технологии для решения вопросов энергоэффективности. Кроме того, одним из приоритетов сотрудничества двух стран станет использование возобновляемых и альтернативных источников энергии. Подписанное соглашение упростит финским компаниям доступ на украинский рынок. Меморандум о сотрудничестве также подразумевает обмен информацией и совместные проекты в сфере энергетики.

Отметим, что Украина потребляет около 18 млрд кубометров газа в год.

Напомним, что меморандум был подписан в рамках визита президента Украины Петра Порошенко в Хельсинки, который состоялся сегодня, 24 января.

Источник: ИА REGNUM


25.01.2017

“Теплосеть” перейдет в собственность Петербурга

Смольный решил выкупить большую часть акций “Теплосети”. Это – порядка 75%.

Ценные бумаги город приобретет у “Газпрома” – сейчас компании принадлежит контрольный пакет. Как сообщил глава Комитета по энергетике Андрей Бондарчук, это принципиальное решение. Кроме того, план по объединению теплосетей в собственности Петербурга одобрил вице-губернатор Игорь Албин, сообщают СМИ.

Источник: ЭПР


24.01.2017

Снижение энерготарифов в ДФО начнет действовать в течение трех месяцев — Трутнев

Выравнивание тарифов на электроэнергию на Дальнем Востоке до среднероссийского уровня начнет действовать в пределах трех месяцев, однако для граждан будет проведен перерасчет, чтобы льгота фактически применялась уже с начала года, сообщил полпред президента РФ в Дальневосточном федеральном округе, вице-премьер Юрий Трутнев.

«Что касается тарифов, то закон принят и сейчас мы разрабатываем механизм доведения», — сказал Трутнев на встрече с главой государства в пятницу, 20 января. «На это уйдет в пределах трех месяцев, но мы сделаем перерасчет с тем, чтобы люди уже с начала года пользовались этим», — пояснил вице-премьер, передает ПРАЙМ.

На вопрос президента о том, почему требуется столь долгий срок, Трутнев ответил, что механизм достаточно сложен: «Мы должны предоставить субсидии энергоснабжающим организациям и нужно, чтобы все дошло до адресатов, не было никакого жульничества и никаких проблем».

Путин в конце декабря одобрил внесение изменений в федеральный закон «Об энергетике», которые приведут к выравниванию, а по сути к снижению, энерготарифов в дальневосточных регионах до среднероссийского уровня за счет надбавки к цене на мощность в европейской, уральской, сибирской частях России.

Как пояснял замглавы ФАС Виталий Королев, собирателем средств от спецнадбавки к цене на мощность может выступить «Русгидро». Совокупная нагрузка для потребителей регионов, не входящих в ДФО, за исключением населения, в связи с выравниванием тарифов составит расчетно 29,5 миллиарда рублей, что приведет к росту конечной цены для потребителей центра, Урала и Сибири до 1,3%.

Источник: BigpowerNews