Новости

02.11.2016

Электрозарядки должны быть установлены на всех автозаправках РФ

С 1 ноября на всех автозаправочных станциях (АЗС) России должны быть установлены устройства для зарядки электромобилей, следует из постановления правительства РФ от 27 августа 2015 г. №890.
Согласно документу, с 1 ноября 2016 г. начинается государственный учет всех АЗС, на территории которых размещены зарядные колонки (станции) для транспортных средств с электродвигателями. Также зарядные станции для электромобилей включаются в перечень минимально необходимых услуг, оказываемых на АЗС, размещаемых в границах полос отвода автомобильных дорог.

Таким образом, с 1 ноября 2016 г. все заправки, расположенные в границах полос отвода автомобильных дорог, будут обязаны иметь на своей территории зарядные устройства для электромобилей.

Источник: ENERGY FRESH


02.11.2016

«Энергостратегия-2035» стала менее ядерной

Из очередного варианта «Энергостратегии-2035», рассмотрение которого Правительство планирует в ноябре, исчез наиболее спорный пункт об опережающем росте мощностей АЭС, не устраивавший ни производителей, ни потребителей электроэнергии. В документе теперь меньше оптимистических ожиданий, чем в его предыдущих версиях. По оценкам экспертов, новая редакция «Энергостратегии» может устроить большинство участников отрасли в силу своей консервативности, хотя и вызывает нарекания к прогнозам и механизмам реализации.

Меньше атома

Вокруг увеличения доли атомной энергетики в структуре энергобаланса разразилась главная дискуссия в электроэнергетическом сообществе после публикации предыдущей версии «Энергостратегии-2035». Она предполагала, что в период с 2015 по 2035 год доля АЭС в выработке электроэнергии вырастет на 2–4 п. п. относительно 2014 года (17%), а установленная мощность атомных станций – в 1,4–1,7 раза с учётом демонтажа энергоблоков советской постройки. Эти целевые ориентиры вызвали резкую критику со стороны компаний традиционной энергетики, обеспокоившихся потерей доли рынка и возможным давлением на цены со стороны атомщиков. Не менее остро восприняли продолжение «атомного ренессанса» и потребители, высказывавшие недоумение по поводу наращивания дорогостоящих мощностей АЭС на фоне профицита электроэнергии.

Минэнерго учло эти возражения в опубликованном недавно последнем варианте «Энергостратегии». В нём говорится о наращивании доли АЭС в структуре производства только на 1,1–1,5 п. п. и только до 2021–2022 годов (этими годами ограничен первый этап реализации стратегии). К 2035 году «атомная» часть энергобаланса должна вернуться к уровню 2015 года (18%). Установленная мощность АЭС должна увеличиться в 1,3 раза – с 26 ГВт до почти 34 ГВт, при обязательной синхронизации вводов новых блоков с выводом устаревших. Из текста стратегии исчезли слова об «удвоении производственных мощностей атомного машиностроения» для обеспечения после 2021 года «ввода до двух энергоблоков в стране, при увеличении поставок на экспорт», зато появился пункт о «развитии технологий вывода из эксплуатации энергоблоков атомных электростанций».

«Изменение целевых показателей в стратегии отражает именно консервативную оценку перспектив восстановления темпов потребления электроэнергии в РФ», – отметили в пресс-службе «Росатома», добавив, что проект «Энергостратегия» в целом совпадает с видением Госкорпорации.

«Позиция генерирующих компаний была поддержана Минэнерго: установленная мощность АЭС остаётся с 2020 по 2030 год на одном уровне, вводы атомных блоков на новых площадках сдвинуты на период после 2030 года», – прокомментировал «Перетоку» новый вариант «Энергостратегии-2035» директор Ассоциации «Совет производителей энергии» Игорь Миронов.

Ещё больше это устраивает потребителей электроэнергии, для которых более поздний вывод на рынок атомных мощностей означает появление наиболее современных и относительно дешёвых энергоблоков. «За горизонтом 2021 года «Росатом» может предложить более современные энергоблоки на базе реакторов ВВЭР-ТОИ, стоимость которых, по данным «Росатома», с учётом полного жизненного цикла сопоставима со стоимостью тепловой генерации», – сказал «Перетоку» заместитель директора Ассоциации «Сообщество потребителей энергии» Валерий Дзюбенко.

Планка стала ниже, но осталась высокой

Немного консервативнее стали прогнозы не только в части атомной энергетики, но и в целом по отрасли. Минэнерго РФ сузило диапазон возможных значений спроса и потребления электроэнергии в 2035 году, несколько понизив «верхнюю планку». Так, вместо 36-процентного роста потребления электроэнергии при 27–43-процентном росте производства, как это было ранее, в обновлённой «Энергостратегии» к 2035 году прогнозируется рост спроса на 30% при консервативном сценарии и на 35% при оптимистичном – соответственно до 1370 и 1420 млрд кВт∙ч. При этом возможен прирост производства электрической энергии к 2020 году на 4–5%, а к 2035 году – на 30–38% (до 1380–1470 млрд кВт∙ч).

Установленная мощность электростанций России, как ожидается, вырастет на 13–16% (против 13–25% в предыдущей редакции) – с 248 до 281–289 ГВт. В том числе рост установленной мощности ГЭС, согласно «Энергостратегии», может составить в зависимости от сценария 7–24%. По оценке «Русгидро» наиболее вероятно, что это будет средний показатель. «В случае наличия у компаний – операторов ГЭС источников финансирования для реализации соответствующих проектов, прирост установленной мощности ГЭС к 2035 году может составить 12–15%», – сообщили «Перетоку» в пресс-службе гидрогенерирующей компании.

Сужен диапазон целевых показателей и по централизованному отпуску тепла: он должен увеличиться к 2035 году на 3–5% – до 1290–1315 млн Гкал, при незначительном понижении на первом этапе (до 2021 года). Ранее предполагался рост на 2–6%.
Прогнозы Минэнерго стали более реалистичными, но могли бы быть ещё более сдержанными, считают эксперты. «Темпы электропотребления снижены, так как в основу принят достаточно консервативный макропрогноз до 2035 года: рост ВВП ежегодно на 2% в консервативном сценарии», – говорит руководитель группы исследований и прогнозирования АКРА Наталья Порохова. – Прогноз до 2035 года носит индикативный характер, но если говорить о перспективе 2020 года, то наш прогноз потребления электроэнергии ещё ниже – рост на 0,3% до 2020 года относительно 2015 года против 4% в «Энергостратегии-2035», так как в прогнозах АКРА мы не ожидаем восстановления экономического роста ранее 2018 года».

«Консервативный сценарий «Энергостратегии-2035» согласуется с базовым сценарием Генеральной схемы размещения объектов электроэнергетики РФ до 2035 года по спросу на электроэнергию», – прокомментировал И. Миронов. Однако в одной из генкомпаний заметили, что с учётом ориентира «Энергостратегии» на значительное снижение удельной электроёмкости ВВП (на 6% к 2012 году и на 28% к 2035 году), прогноз по энергопотреблению является сильно завышенным. «При прогнозном росте ВВП на 30–35% к 2035 году реалистичный рост спроса составил бы 15–20%, поскольку потребление следует за динамикой ВВП, но более медленными темпами», – сказал «Перетоку» представитель другой генерирующей компании.

Устойчивый баланс

Распределение видов генерации в структуре выработки, как ожидается, к 2035 году существенно не поменяется. В консервативном сценарии, помимо АЭС, на которые будет приходиться около 18% выработки (246 млрд кВт∙ч), не изменят долю в энергобалансе и тепловые станции – 65,5% производства (904 млрд кВт∙ч). Доля ГЭС может снизиться на 1,5 п. п., до 14,5% (201 млрд кВт∙ч) за счёт соответствующего увеличения доли станций на ВИЭ: на них придётся 2% в энергобалансе (29 млрд кВт∙ч).

Оптимистичный сценарий предполагает снижение доли ТЭС до 63%, сохранение доли АЭС и ГЭС и рост до 3% доли ВИЭ.
В новом варианте «Энергостратегии» Минэнерго почти вдвое повысило прогноз по росту выработки ВИЭ: показатель должен вырасти более чем в 20 раз к 2035 году против роста в 9–14 раз в предыдущей редакции. Представители традиционной генерации сомневаются, что такой показатель достижим, и предупреждают, что в случае, если он все-таки будет реализован, это приведёт к повышению тарифной нагрузки на потребителя. В среднем мощности ВИЭ загружены на 15–20%, это означает, что при указанном в стратегии росте производства установленная мощность ВИЭ должна достичь 17–25 ГВт, одновременно в документе отсутствуют механизмы достижения этих показателей, говорит представитель одной из теплогенерирующих компаний.

У тепловой генерации есть причины для беспокойства: в перспективе до 2020 года прогноз наименее благоприятен для ТЭС, которым, согласно стратегии, предстоит сократить производство почти на 2% (684 млрд кВт∙ч) по сравнению с 2015 годом при росте совокупной выработки в РФ на 4% (до 1107 млрд кВт∙ч). При этом АЭС могут увеличить производство на 10% (до 215 млрд кВт∙ч), ГЭС – на 13% (193 млрд кВт∙ч). В «Союзе производителей электроэнергии» считают сокращение выработки на ТЭС «нецелесообразным, учитывая, что в период с 2008 по 2015 год уже произошло снижение производства на тепловых станциях», заметил И. Миронов.

У потребителей предложенная Минэнерго динамика роста производства в отрасли и распределения генерации не вызывает возражений. «На ближайшие пять лет «Энергостратегия» не предполагает существенных изменений ни по структуре производства электроэнергии, ни по росту объёма выработки и потребления. Если говорить об ориентирах на более длительную перспективу – до 2035 года, то сейчас их оценивать преждевременно: они должны будут планово пересматриваться в 2020–2021 годах с учётом изменений в экономике и динамике спроса на электроэнергию», – прокомментировал В. Дзюбенко.

Инвестиции и инновации

В задачи стратегического развития отрасли может войти создание новых механизмов привлечения инвестиций, после того как с 2020 года снизится объём платежей по договорам на поставку мощности (ДПМ). Заключённые в 2008 году, они прекратят своё действие в 2028 году. Однако если в прежних редакциях «Энергостратегии» разработка механизмов привлечения инвестиций в электроэнергетику входила в список обязательных задач, то в обновлённом варианте документа говорится лишь, что «представляется возможным рассмотреть создание дополнительных механизмов по стимулированию модернизации тепловых электростанций».
Потребители недовольны самим фактом поиска новых инвестиционных возможностей для генкомпаний. «Обращает на себя внимание непонятное стремление регуляторов создавать новые инвестиционные инструменты наряду с существующим долгосрочным КОМ (конкурентным отбором мощности), предоставляющим генерирующим компаниям широкие ценовые диапазоны и возможность самим формировать инвестиционный потенциал», – заявил «Перетоку» В. Дзюбенко.

Генкомпании, напротив, считают, что «Энергостратегия» недостаточно чётко описывает методы поддержки отрасли, говорит И. Миронов. По мнению генераторов, в ключевые направления развития отрасли должен быть включён, в частности, пункт о стимулировании инвестиций в модернизацию существующих мощностей. С ними согласна Н. Порохова: «Главная проблема – в механизмах реализации стратегии нет конкретных мер по поддержке инвестиций в электроэнергетике в рамках рынка мощности. Вне этих механизмов сложно ожидать инвестиций в тепловой энергетике, дополнительных инвестиций в ВИЭ. При этом потребность в инвестициях в электроэнергетике остаётся очень высокой: за последние 8 лет с реформы РАО ЕЭС действительно были значительно увеличены объёмы вводов новых мощностей, но обновлению подверглось всего 15% мощностей, и проблема износа, неэффективности сохраняется».

Не меньше возражений вызывает у энергокомпаний зафиксированное в «Энергостратегии» требование инвестировать в технологические инновации к 2020 году не менее 1,5% от затрат на производство, к 2035 году – не менее 3%. «Собственник в праве самостоятельно решать, какой объём инвестиций направить на технологические инновации», – заявил И. Миронов, добавив, что реальным стимулом для увеличения расходов на НИОКР может стать применение механизмов фискальной политики. «Помимо этого, основные затраты (60–75%) генерирующих компаний составляют природный газ, уголь, тогда как у сбытовых компаний (более 90%) покупная электроэнергия и мощность. Привязка показателя уровня затрат на технологические инновации к затратам на производство лишена обоснования и логической связи. Показатель уровня затрат на технологические инновации может быть привязан, например, к капитальным затратам компаний», – считает глава «Союза производителей электроэнергии». Представитель одной из генкомпаний назвал предложение направлять на инновации 3% общих затрат «безумием», отметив также, что нет чёткого понимания, что именно считать инновациями в данном случае.

«Компании должны быть сами заинтересованы в развитии технологий, директивный метод стимулирования к инвестициям в НИОКР не работает нигде в мире. Гораздо эффективнее формировать экономический интерес в НИОКР путём создания долгосрочных правил игры», – говорит директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин, добавляя, что в России как раз с долгосрочным планированием дела обстоят не очень хорошо: ни одна «Энергостратегия» не была реализована в реальной жизни.

Источник: ПЕРЕТОК.РУ


02.11.2016

Абызов предложил разработать единое техзадание для анализа системы регулирования тарифов

Министр РФ по делам открытого правительства Михаил Абызов предложил разработать единое техзадание для детального анализа существующей системы регулирования тарифов, говорится в сообщении пресс–службы открытого правительства.

На совещании у Абызова обсуждалась разработанная ФАС РФ концепция законопроекта «Об основах государственного регулирования цен (тарифов)».

«На сегодняшний день система тарифообразования очень неровная, не унифицированы требования к раскрытию информации на региональном уровне – кто как хочет, тот так и раскрывает», – сообщил Абызов, слова которого приводятся в сообщении пресс–службы, передает ПРАЙМ.

«В одном и том же городе тарифная заявка по коммунальному сектору и тарифная заявка на тепло раскрываются в разных форматах, с разной детализацией. Здесь руководствуются не правилами, установленными законодательством, а принципом „какая рубашка ближе к телу“. А потребитель, который за все это платит, не понимает, на основании чего устанавливаются эти тарифы, не понимает принципов и правил», – добавил министр.

По словам министра, органам, принимающим тарифные решения, надо понимать, как эти решения будут отражаться на потребителях и какие социальные последствия они будут иметь. Абызов отметил, что нужно детально проработать продвижение концепции законопроекта о тарифном регулировании в течение ближайших полутора лет. Отдельные подходы и принципы можно было бы реализовать в рамках закона о естественных монополиях, в который сейчас готовятся изменения.

«Михаил Абызов предложил разработать единое техническое задание на детальный анализ всей существующей системы регулирования тарифов», – говорится в сообщении пресс–службы.

Источник: BigpowerNews


01.11.2016

Сибирский завод построит собственную солнечную электростанцию

Компания «Хевел» завершает отгрузку энергооборудования для промышленной солнечной электростанции, которая будет частично снабжать электроэнергией деревоперерабатывающий завод «Кадрин», расположенный в г. Бийске Алтайского края.

В рамках договора на поставку солнечных модулей на территорию завода было доставлено 1 080 тонкоплёночных солнечных модулей общей мощностью 134,5 кВт.

В настоящее время продолжаются пусконаладочные работы, ввод солнечной электростанции в эксплуатацию запланирован на конец 2016 года.

«До 5% в стоимости нашей продукции приходится на электроэнергию. По предварительным расчётам, строительство собственных мощностей, работающих на солнечных модулях, позволит затормозить рост этой составляющей в себестоимости нашей продукции, – заявил директор предприятия Владимир Пругов. – Как для коренного сибиряка, для меня очень важно, что мы нашли экономически эффективное решение, которое безопасно для окружающей среды и позволит сохранить природную красоту родных мест».

«Это первый в Сибири объект распределённой генерации для промышленности, работающий на солнечной электроэнергии, – отметил Антон Усачёв, директор НП «Ассоциация предприятий солнечной энергетики. – И очередное подтверждение, что солнечная энергетика может быть экономически эффективной».

Источник: ПЕРЕТОК.РУ


01.11.2016

Энергосбыты доигрались до лицензирования

Минэнерго РФ хочет ввести лицензирование энергосбытов. Большинство экспертов положительно оценивают это предложение, а некоторые отмечают, что лицензирование здесь надо было ввести гораздо раньше, не дожидаясь критической ситуации.
Ситуация с энергосбытами действительно критическая: негативных прецедентов в их работе хватает, новости о проблемах между сетевыми компаниями и энергосбытами приходят регулярно. Можно вспомнить самый громкий случай с компанией «Энергострим», которая работала в нескольких регионах РФ и накопила большие долги перед контрагентами. По данным МВД, ущерб от хищений в компании, организованных бывшим гендиректором и рядом других ее руководителей, превысил 12 миллиардов рублей, теперь ее руководители прячутся в Англии, а сама компания признана банкротом.

И это не единичный случай. Набирает обороты скандал с другой сбытовой компанией: как сообщают «Россети», просроченный долг «ТНС Энерго» достиг 9,3 миллиарда рублей. Так что не исключено, что этот энергосбыт в скором времени последует за «Энергостримом».

Пора закручивать гайки

Поэтому неудивительно, что Мин­энерго РФ хочет ввести лицензирование деятельности энерго­сбытовых компаний, в том числе для того, чтобы избежать нецелевого использования ими платежей потребителей за электроэнергию и появления долгов сбытов перед производителями энергии и электросетевыми компаниями.

Сейчас Минэнерго разместило на официальном портале проектов нормативных правовых актов уведомление о начале разработки поправок в Федеральный закон «О лицензировании отдельных видов деятельности», которые предполагают введение лицензий для энергосбытовых компаний. Это должно обеспечить эффективные инструменты госконтроля за энергосбытами, повысить прозрачность их деятельности.

Минэнерго предлагает наделить правительство РФ полномочиями по утверждению лицензионных требований и определению уполномоченного органа власти по выдаче лицензий и контролю за их исполнением. Планируемый срок вступления разрабатываемых поправок в силу – март 2017 года.

Напомним, в 2005 году правительство РФ установило, что деятельность по продаже электрической энергии гражданам является лицензируемой (постановление правительства РФ от 6 мая 2005 года № 291 «Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по продаже электрической энергии гражданам»). Но затем данное постановление утратило силу.

Кстати, довольно активно за отмену лицензирования энергосбытовых компаний выступала Федеральная антимонопольная служба. По мнению антимонопольщиков, лицензирование этого вида деятельности создает административные и экономические барьеры, между тем, принципы работы энергосбытовых компаний прописаны в правилах рынка электроэнергии.

Некоторые участники энерго­сбытового рынка уже тогда высказывали свои опасения. Как отмечали эксперты, при отмене лицензирования на рынок выйдет масса небольших компаний, не обладающих финансовой и технической прочностью, персонал которых не имеет специальных знаний. Такие организации не смогут дать гарантию, что их действия не причинят ущерба потребителю. Кроме того, как считали специалисты, если ранее, когда генерация, транспортировка и сбыт находились в единой структуре, необходимости в лицензировании не было, то сейчас необходимы гарантии как для потребителя, так и для поставщика энергоресурсов в стабильности, устойчивости сбытовой компании – именно этого и позволяет достичь лицензирование.

Не лицензировать надо, а менять всю систему?

Как видим, те эксперты, которые предрекали проблемы в связи с отменой лицензирования энергосбытов, оказались правы. Сейчас, как отмечают специалисты в этом вопросе, проблема еще и в самой модели рынка. Генерирующие компании производят и продают электроэнергию, которую покупают энергосбыты для перепродажи конечному потребителю. Доставляют электроэнергию сетевые компании, которые обязаны обеспечить недискриминационный доступ к ее передаче. То есть не существует законного основания, по которому сети могут прекратить предоставление этой услуги, даже если она не оплачена.

Что касается энергосбытов, то они, по сути, ничего не производят, являясь всего лишь торговым посредником. Физически сбыт не участвует в процессе поставки электроэнергии и не несет ответственности за надежность и бесперебойность энергоснабжения. Зато сбытовые компании контролируют две трети всего денежного оборота отрасли, объем которого оценивается в 2,5‑3 триллиона рублей ежегодно. Неудивительно, что у нечистоплотных на руку людей возникло желание и, главное, появилась возможность оставлять часть денег себе, что и порождает проблему задолженности.

Наконец, есть проблема и в самой схеме. В первую очередь сбытовые компании оплачивают покупаемую электроэнергию на оптовом рынке. Если гарантирующий поставщик не оплатит счета генерирующей компании, возникнет ряд санкций, так что эта задолженность – приоритетная. В свою очередь, долги перед сетями считаются обычными долгами, то есть не имеют какого‑то особого статуса. По этой причине после платежей на оптовом рынке у энергосбытов может возникнуть некоторый соблазн не платить сетям, уходить в долгие судебные споры, использовать эти деньги по другому назначению. Часто так и бывает, и пока сетевая компания не подаст в суд на энергосбыт, тот может спокойно не платить и «крутить» средства как хочет. В результате из‑за неплатежей у крупных сетевых компаний отсутствует источник как для своевременного расчета с территориальными сетевыми организациями, магистральными сетями, так и для реализации ремонтной и инвестиционной программ, выполнения обязательств перед потребителями.

Кстати, несколько лет назад взаимоотношения энергосбытов и генерации удалось регламентировать достаточно жестко. За нарушение обязательств по оплате к гарантирующему поставщику могут быть применены меры вплоть до лишения статуса участника рынка, что автоматически влечет за собой потерю бизнеса. После введения этих норм рост задолженности сбытов перед генерацией немедленно остановился. Аналогичных мер регулирования в паре «сети – сбытовая компания» введено не было, и долги здесь растут, принимая угрожающие размеры. Для примера достаточно вновь вспомнить ситуацию с «Энергостримом».

Как подчеркивают эксперты, задолженность образуется на всех уровнях, начиная с операционных, и даже обрастает уголовными делами. В результате этих и других нарушений общая просроченная задолженность сбытов за услуги по передаче электроэнергии только перед компаниями группы «Россети» достигла отметки в 93 миллиарда рублей. Для примера, в 2013 году она составляла 56 миллиардов. Тенденция неутешительна.

Конечно, это проблема решаемая. Прежде всего, как подчеркивают эксперты, следует обратить внимание и привести в порядок нормативно-правовую базу отрасли. Лицензирование энергосбытов может стать одним из верных шагов этом направлении.

Как подчеркивают в Мин­энер­го, «введение такой меры, как лицензирование деятельности по сбыту электрической энергии, обуславливается потребностью избежать возникновения ситуаций, связанных с нецелевым использованием отдельными энергосбытовыми организациями и гарантирующими поставщиками средств, полученных от потребителей электрической энергии, что влечет за собой возникновение задолженности перед производителями электрической энергии и электросетевыми организациями».

«Возможные альтернативы в виде саморегулирования субъектов рынка представляются недостаточно действенными и не обеспечат возможность оперативного контроля со стороны заинтересованных органов исполнительной власти за финансово-экономическим состоянием энергосбытовых организаций», – отмечает ведомство.

С тем, что саморегулирование здесь мало поможет, следует согласиться чиновникам из ведомства, поскольку ситуация с неплатежами в энергосбытах перестала быть проблемой одних лишь энергетиков. Теперь этими вопросами нередко занимается МВД. Уже и федеральные СМИ не стесняются именовать некоторые из энергосбытов организованными преступными сообществами, а их руководителей мошенниками и преступниками. Так что лицензирование энергосбытов должно быть проведено сверху, и можно лишь приветствовать эту инициативу чиновников. А наш вопрос звучит так: почему это делается только сейчас?

Источник: ЭПР


01.11.2016

Развитие альтернативной энергии: политический жест и энергетика для богатых

Альтернативные источники имеют множество минусов, начиная от дороговизны таких проектов, заканчивая тем, что повышают зависимость человека от погодных условий. Возникает вопрос: почему именно возобновляемые источники энергии, а не эффективная атомная энергетика в последнее время становятся все более популярными, особенно в Европе. По мнению заместителя начальника Управления по ТЭК Аналитического центра при правительстве РФ Ирины Поминовой, альтернативная энергетика Европе необходима в политических целях, то есть чтобы сократить зависимость от импорта энергоносителей.

«Да, дороговизна и нестабильность (необходимость наличия резервных мощностей при использовании ВИЭ) сохраняется, но развитые страны нацелены на повышение энергетической безопасности. Для Европы ВИЭ — это, прежде всего, путь снижения зависимости от энергетического импорта. По поводу продвижения атомной энергетики между европейскими странами согласия нет», — отметила эксперт.

Как развитие ВИЭ скажется на атомной энергетике

Мирный атом может ощутить возрастающую конкуренцию со стороны альтернативных источников энергии, так как и атомная энергия, и ВИЭ находят основное применение в электроэнергетике и рассматриваются как «чистые» источники энергии, способствующие достижению климатических целей. Но, во-первых, это конкурентное давление наметилось еще в середине 2000-х годов, когда ВИЭ вошли в фазу активного роста, а в атомной энергетике, напротив, наметилась тенденция к снижению, усиленная в 2011 году аварией на японской АЭС Фукусима-1. Во-вторых, основное значение для развития атомной отрасли имеет экономическая эффективность и технологическая безопасность, говорит Поминова.

Она пояснила: «В свете снижения цен на углеводороды, атомная отрасль в текущем периоде ощущает возрастающее давление и со стороны ископаемых источников энергии. В плоскости же поддержки «чистой», низкоуглеродной энергетики важным моментом для ВИЭ стало достижение в конце 2015 года и подписание в 2016 году Парижского соглашения по климату, но здесь распространение ВИЭ (снижение затрат в отрасли), в первую очередь, создает угрозу для угля».

Проблемы альтернативной энергетики

В то же время сегодня возобновляемые источники энергии испытывают ряд проблем, среди которых, например, инвестиционные барьеры в развивающихся странах, а также медленное развитие альтернативной энергетики в секторе отопления. Как отмечает замначальника Управления по ТЭК Аналитического центра при правительстве РФ, основным «технологическим» барьером в развивающихся странах остаются все еще высокие издержки на ВИЭ даже для случаев наиболее конкурентных из них — фотовольтаики и ветроэнергетики. Еще одна причина — отсутствие мер государственной поддержки. В частности, возможностей присоединения к сетям, а без них ВИЭ еще не удается получить широкого распространения.

«В секторе отопления наиболее востребована биоэнергия, но она не столь конкурентна, и позиции традиционных источников энергии здесь пока достаточно сильны. В транспортном секторе биотопливо конкурирует не только с подешевевшей нефтью, но и в ряде случаев с газом, электроэнергией. Кроме того, к биотопливу первого поколения, то из сельскохозяйственных культур, возник ряд вопросов, в том числе с точки зрения конечного положительного эффекта для климата», — обращает внимание эксперт.

«Чистая» энергия только для богатых?

Важно также отметить, что развитие ВИЭ происходит крайне неравномерно. Например, ряд азиатских стран продолжает строить угольные станции, в то время как ключевым рынком для роста ВИЭ остается Китай, на втором месте — США, далее — ЕС. С чем это связано? Как говорит Поминова, из-за относительной дороговизны альтернативной энергетики ВИЭ наиболее востребованы в развитых странах, где есть для этого политическая воля и соответствующая государственная поддержка, а также население, которое имеет возможность и желание платить больше за «чистую» энергию.

В развивающемся мире, особенно в тех регионах, перед которыми достаточно остро стоит проблема энергетической бедности (наряду с Африкой к ним относится Юго-Восточная Азия и Индия), на первом месте стоит экономика, поэтому, несмотря на усиливающиеся климатические ограничения, эти страны будут продолжать строить угольные электростанции, выбирая наиболее доступные альтернативы. С другой стороны, у ВИЭ есть перспективы и в этих странах — как вариант для децентрализованных систем, по линии международной поддержки альтернативных проектов и, возможно, в целях развития внутренних источников энергии, сказала эксперт.

«Китай необходимо рассматривать отдельно — страна потребляет 22% произведенной в мире энергии, и основу его текущего энергетического баланса составляет уголь. Движение в сторону ВИЭ для Китая продиктовано и экологическими соображениями, и соображениями энергетической безопасности. Кроме того, Китай является и одним из крупнейших производителей ВИЭ по ряду направлений. Здесь можно упомянуть, что у Китая и самые масштабные планы по развитию атомной энергетики в мире», — напомнила Ирина Поминова.

Ранее Международное энергетическое агентство (МЭА) опубликовало отчет по применению в мире возобновляемых источников энергии, согласно которому популярность ВИЭ набирает обороты. В 2015 года около 500 тыс. солнечных панелей устанавливались каждый день, что привело к рекордному росту «зеленых» источников электроэнергии, которые обогнали уголь по объему мощностей. Также, по данным МЭА, каждый час в таких азиатских странах, как например, Китай, запускали по две ветровые турбины. Это, в свою очередь, резко изменило прогноз агентства относительно темпов роста использования возобновляемых источников энергии. По словам исполнительного директора МЭА Фатиха Бироля, сегодня наблюдается трансформация на мировом рынке электроэнергии, в котором лидируют возобновляемые источники.

В докладе энергетического агентства отмечается, что частично этот рост связан с падением стоимости солнечных панелей и наземных ветряных установок. В 2015 году было установлено рекордное число «зеленых» установок — 153 гигаватт. В большинстве случаев речь идет о ветряных и солнечных установках. Общий объем превышает общую мощность в Канаде. Кроме того, этот объем превышает объем мощностей на конвенционных горючих ископаемых и АЭС, введенных в эксплуатацию в прошлом году. Таким образом, альтернативные источники энергии обогнали уголь по общим объемам мощностей, но не в электрогенерации.

Источник: Энергосовет


01.11.2016

Бурятию не устраивают цены на электроэнергию

Глава республики Вячеслав Наговицын предложил уровнять тарифы на электроэнергию в регионе с Иркутской областью. На данный момент тарифы на электроэнергию в Бурятии считаются самыми высокими в России, что сказывается на расходах населения. «Бурятии досталась важная миссия поддерживать экологическую чистоту на огромной территории водосборной зоны Байкала путем создания и содержания многочисленных объектов, обеспечивающих эффективную очистку сточных вод и снижение выбросов вредных веществ в атмосферу. Эти мероприятия требуют большого количества электроэнергии и ложатся дополнительным бременем на плечи жителей Бурятии, что создает социальную напряженность в обществе», — заявил глава республики Вячеслав Наговицын. Сейчас цены на электричество в Бурятии — одни из самых высоких в стране, жители платят 2,87 рубля за киловатт-час. В Иркутской области тарифы наоборот самые низкие — 97 копеек.

Источник: EastRussia


01.11.2016

В России учреждается Ассоциация развития возобновляемой энергетики

В России учреждается Ассоциация развития возобновляемой энергетики. Соответствующее решение было принято на совещании участников электроэнергетической отрасли 20 октября.

Инициаторами создания Ассоциации стали Патрик Виллемс и Алексей Жихарев. Ранее Патрик Виллемс руководил программой IFC по развитию ВИЭ в России (программа завершилась летом текущего года).

В совещании приняли участие представители энергетических и инжиниринговых компаний, в том числе ABB, “Фортум”, “Энел Россия”, “ЛУКОЙЛ-Экоэнерго”, “Авелар Солар Технолоджи”, “Сименс”, “РАО ЭС Востока”.

Создание Ассоциации было поддержано представителями отрасли. Согласно принятому решению, Ассоциация будет в ближайшее время зарегистрирована, руководителям профильных организаций будут разосланы информационные письма с предложением о членстве.

Программа IFC по развитию ВИЭ в России действовала с июня 2010 года по июнь 2016 года. Специалисты программы принимали активное участие в выработке стандартов отрасли возобновляемой энергетики и соответствующих нормативных документов. На период работы программы произошел качественный перелом в области ВИЭ в России – от единичных разрозненных проектов отрасль перешла к комплексной реализации крупных проектов в области альтернативной энергетики. Одним из первых стартовал проект РАО ЭС Востока по частичному замещению дизельной генерации на Дальнем Востоке энергией солнца и ветра. В результате работы энергетиков в Якутии и на Камчатке уже построено около 20 объектов солнечной и ветровой генерации различной мощности.

Источник: ЭНЕРГОСМИ


31.10.2016

Искусственный фотосинтез скоро можно будет использовать для производства электричества

Альтернативные виды энергетики, в основном, основаны на использовании солнечной и ветряной энергии, которые посредством определенного количества циклов преобразуются в электричество. Но на самом деле одним ветром и солнцем дело не ограничивается. В природе есть, к примеру, фотосинтез, с помощью которого тоже можно вырабатывать электроэнергию. И новая разработка ученых из Исследовательского центра Юлих, возможно, в недалеком будущем приведет к созданию практически используемых систем искусственного фотосинтеза.

Фотосинтез в растениях и некоторых видах водорослей представляет собой процесс преобразования энергии солнечного света в химическую энергию, которая в свою очередь используется для синтеза углеводов из углекислого газа и воды. В искусственном фотосинтезе энергия солнца используется для расщепления молекул воды и получения водорода. Последний, в свою очередь, сам является источником колоссальной энергии, которую относительно легко преобразовать в электричество.

Водород широко используется в автомобильном транспорте, так как с ним достаточно просто обращаться. Вы заправляете картридж в автомобиль, примерно также как картридж струйного принтера на tend.kiev.ua/zapravka-kartridzhej/, и спокойно используете, пока не закончиться его ресурс.

Впервые искусственный фотосинтез был произведен еще в 1971 году, но до сих пор какого-то конкретного практического использования он не получил. В основном все сводится к невозможности создать достаточно эффективный поглотитель солнечного света и катализатор реакции расщепления.

Но исследователи из центра Юлих не стали совершенствовать компоненты системы. Вместо этого они сконцентрировали все свое внимания над проблемой создания практически функционирующего устройства, которое в будущем можно било бы выпускать серийно.

Они создали небольшой автономный блок с активной площадью поверхности 64 см2, причем из недорогих и не дефицитных материалов. Получилась своеобразная энергетическая ячейка, которую также как и любой элемент питания можно включать в электрическую цепь для достижения большей производительности.

Испытания показали, что одна такая ячейка способна генерировать 1,8 В (вольт). На данный момент КПД (коэффициент полезного действия) ячейки составляет почти 4 %. Это, конечно же, намного больше 1 % уже существующих аналогичных преобразователей, но еще недостаточно для практического (коммерческого) использования.

Теперь разработчикам предстоит дотянуть эффективность своей новой технологии до 10 %, в чем они собственно больше чем уверены. По их словам сам метод потенциально эффективен и его нужно лишь немного доработать.

Источник: Популярная электроника


31.10.2016

Всемирный банк недооценил “Ленэнерго”. Компания считает, что подключает потребителей к сетям в два раза быстрее

Всемирный банк оценил срок подключения к системе электроснабжения для предпринимателей Петербурга в 185 дней, что не позволило России продемонстрировать рост по данному критерию в рейтинге Doing Business-2017. Как узнал “Ъ”, для ПАО “Ленэнерго”, которое является монополистом на городском рынке сетевых услуг, данный результат стал сюрпризом. На экспертном уровне с участием представителей Всемирного банка компания доказывала, что может подключать к сетям в два раза быстрее (за 80-90 дней), и не встретила возражений.

На прошлой неделе ВБ опубликовал очередной рейтинг Doing Business, который оценивает, насколько комфортно было вести бизнес в 190 странах в прошлом году. По совокупности всех параметров Россия, оценки которой выставляются по Москве и Петербургу (в соотношении 70 к 30, соответственно численности населения), потеряла четыре позиции в обновленном рейтинге и заняла 40-е место. При этом страна перестала демонстрировать внушительный рост по критерию “подключение к системе электроснабжения”, рассчитанному по предприятиям с запрашиваемой мощностью до 150 кВт. Если в прошлом рейтинге Россия поднялась по этому критерию на 24 пункта, то в этом — всего на 0,15 пункта, переместившись с 29 на 30 место. В Петербурге, если верить рейтингу, за год не изменились ни срок подключения к сетям, ни количество процедур (от получения заявки потребителя до выдачи акта о техприсоединении): 185 дней и три этапа соответственно. В то же время второй год подряд сохраняется максимальный индекс надежности электроснабжения.

Однако “Ленэнерго” уверяет, что подключает предпринимателей в два раза быстрее, и на экспертном уровне с участием представителей ВБ обсуждались совсем другие цифры.

“У нас было две рамки: два или три этапа, 80 или 90 дней. Такие цифры, как 150 или 180 дней, никогда не обсуждались, поэтому для меня они оказались новыми”, — рассказал “Ъ” исполняющий обязанности гендиректора “Ленэнерго” и первый замглавы “Россетей” Роман Бердников. По его словам, даже несмотря на большую и активную работу по ОФЗ (исполнение за счет средств облигаций федерального займа просроченных обязательств по техприсоединению. — “Ъ”), “Ленэнерго” уделяет особое внимание и заявителям в рамках категории Doing Business. “Сейчас моя задача — полностью перевести исполнение этой процедуры из ручного в автоматизированный режим, чтобы процесс шел вне зависимости от действий руководителя”, — говорит господин Бердников. В текущих реалиях “Ленэнерго” достаточно 90 дней, чтобы подключать к сетям предпринимателей, и компания готова это вновь подтвердить в следующем рейтинге. Хотя если бы энергетики не согласились с текущей оценкой, то Россия могла бы уже сейчас войти в двадцатку стран по критерию “подключение к системе электроснабжения”.

Стоит отметить, что в этом году “Ленэнерго” завершило ряд реформ по техприсоединению, о влиянии которых на место России в рейтинге Doing Business можно будет судить в следующем году. К примеру, в центре обслуживания клиентов “Ленэнерго” появилось “единое окно” с АО “Петербургская сбытовая компания”, создание которого позволило сократить процесс подключения на один этап: заявитель одновременно подает, а затем получает договор как на техприсоединение, так и на электроснабжение. На сайте “Ленэнерго” клиенты теперь могут платить по договорам, а также получать цифровую электронную подпись, что позволяет подключаться к электросетям без единого визита в клиентский центр. Кроме того, в этом году средний размер платы за подключение к сетям для малого и среднего бизнеса снизился в 2,7 раза по сравнению с 2015 годом.

Представитель ВБ в Москве заявила “Ъ”, что Doing Business — это исследование, которое строится прежде всего на ответах респондентов из частного сектора. “Информация, полученная от электрораспределяющих сетей (“Ленэнерго”) и регулятора, очень важна, но она представляет нормативную и законодательную сторону процесса подключения к сетям. В свою очередь, предприниматели имеют полную картину того, как это законодательство исполняется на практике”, — говорит представитель ВБ. Она подчеркивает, что для составления рейтинга Doing Business проводились собственные независимые интервью со специалистами, которые массово занимаются подключением к электросетям. “Когда их практика меняется, она всегда находит отражение в исследовании. В данном случае, несмотря на то, что “Ленэнерго” сокращает сроки техприсоединения, частный сектор, который пользуется их услугами, видимо, все равно ожидает более долгих сроков”, — резюмирует представитель ВБ.

Учитывая, что всего по миру в опросах принимают участие 10,2 тыс. респондентов среди компаний, то в среднем чуть более 50 формируют мнение об отдельной стране.

При этом ожидания более долгих сроков со стороны потребителей могут приводить к тому, что они сами затягивают процедуру техприсоединения, не выполняя вовремя технические условия со своей стороны. “У “Ленэнерго” и ПАОМОЭСК”, которые являются лидерами в России по техприсоединению, есть возможности осуществлять эту процедуру за 90 и менее дней. Но Всемирный банк, когда отчитывается по рейтингу, берет период времени по потребителям, за который они были фактически подключены к сетям. Но между теми моментами, когда их реально присоединили и когда они подписали договор, есть некая разница, которая может составлять дни, недели и даже годы. Причина этой разницы — в том, что потребитель физически был не готов к техприсоединению, ничего со своей стороны не построил. Он был в шоке от того, что его быстро присоединили”, — говорит директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

Источник: Коммерсантъ