Новости

24.06.2018

Деньги на ветер: зачем энергоизбыточному Ставрополью «зеленые» мощности

Госкорпорации «заходят» в регион для строительства ветропарков

Ставрополь, 22 июня. Вчера, 21 июня, стало известно, что три новых объекта ВИЭ на Ставрополье получат поддержку на рынке электроэнергии.

Дорогое солнце и не та солома

На Ставрополье уже больше десяти лет пытаются использовать возобновляющие источники энергии (ВИЭ). Точнее не использовать, а заигрывать с альтернативной энергией. До сих пор у энергоизбыточного региона это не получилось. И как считают эксперты, дело не в деньгах, а в том, что проекты эти были исключительно имиджевые.

Громко и с помпой экс-губернатор Ставрополья Валерий Гаевский в 2011 году открывал в СНИИСХе первую в стране котельную с котлоагрегатом для производства тепловой энергии. Использовалось биотопливо из соломенных пеллетов (топливных гранул). Инновация обошлась краю в 24 млн рублей, и проработала месяц, после ее переключили на обычную и привычную энергию. Во-первых, оказалось, что отечественная солома из-за удобрений для обогрева не подходит. Покупать пеллеты зарубежном оказалось неприлично дорого. Во-вторых, уже потом выяснилось, что котлоагрегат не был «заточен» на соломенные пеллеты, которые в процессе работы в буквальном смысле остекленевали, превращаясь в инновационные сталактиты.

Следующий экс-губернатор региона Валерий Зеренков запустил сразу два масштабных проекта. Он решил построить огромную солнечную электростанцию под Кисловодском мощностью 50 мегаватт, славящимся количеством солнечных дней, а в самом городе запустить «зеленое» такси. Проект кисловодской солнечной электростанции, включенный в перспективную схему размещения генерирующих объектов электроэнергетики был разработан и на этом была поставлена точка: дальше бумажных расчетов дело не сдвинулось. Хотя правительство и компания ООО «Хевел» и подписали соглашение о реализации инвестпроекта ценой в 6,1 млрд рублей. Окупиться станция должна была за семь лет.

Авантюра чистой воды

С эко-такси вышло еще плачевней. 100 автомобилей, которые заряжаются от розетки должны были закупить у «АвтоВАЗа» в рамках частно-государственного партнерства. Потом вспомнили о необходимости зарядных станций (машина проезжала максимум 60 километров). Пока искали, кто будет поставлять бюджетные зарядки, губернатор ушел с должности, а автомобили до сих пор находятся в кисловодской автоколонне, и их судьба еще не решена, и не ясно, сколько же машин на самом деле было куплено: пять или сто. Но если учесть, что по Кисловодском парку пустили другой эко-транспорт, есть высокая вероятность, что продукция «АвтоВАЗа» будет ржаветь.

Тогда же стали рассуждать и о геотермальной энергии и запуске проекта на базе Казьминских горячих вод. Но уже тогда в минпроме понимали, что по большому счету краю это не надо. И не только из-за мощных электростанций, которые работают в пол силы — больше энергии не нужно — но и из-за высокой газификации. Край газифицирован на 99 процентов, это один из самых высоких показателей по стране.

Государственный ветер

Потерпев неудачу с энергией солнца и термальных источников, край взялся за реализацию федеральной программы по использованию энергии ветра.

— У нас есть возможность вырабатывать в крае тысячу мегаватт электроэнергии за счет ветрогенерации, — уверял краевой глава Владимир Владимиров. — Речь идет о размещении до 400 ветровых установок, строительство которых может дать Ставрополью дополнительные рабочие места и отчисления в региональный бюджет.

Но с ветром, которого, на Ставрополье, кстати, в избытке, ситуация другая. Строительством целого ряда ветропарков должен заниматься не край за бюджетные средства, а крупные корпорации, получившие на это соответствующую квоту. К 2022 году по первоначальным расчетам, ветер даст дополнительно 1 ГВт «зеленой» энергии. Которая, правда, стоит значительно дороже обычной, окупается медленнее, и ее надо кому-то продавать. И уж точно не дотационным республикам Северного Кавказа. Российское правительство берет на себя издержки по разнице цены. Во всяком случае об этом уже заявлялось, но не назывались даже примерные суммы. Но экологи говорят о ненадежности ветряной энергии, ведь если нет ветра — нет и энергии. Поэтому в этом вопросе надо надеяться на вмешательство высших сил.

Как заявляют в минпроме Ставрополья, по результатам конкурсного отбора проектов ВИЭ в 2018 году энергетический рынок России поддержит проекты по строительству в Ставропольском крае ветроэлектростанции Fortum и двух малых ГЭС «Энергомин».

— В соответствии с опубликованными результатами отбора, поддержан совместный инвестпроект компаний Fortum и «Роснано» (совместная компания «Ветропарки ФРВ») по строительству станции «Ветропарк-78» мощностью 38,7 МВт. Вырабатывать электроэнергию ВЭС начнет в 2023 году. В 2017 году этот игрок уже выиграл отбор с двумя проектами на Ставрополье: «Ветропарк-19» и «Ветропарк-20» по 32 МВт каждый со сроком запуска 2020 год, — говорится в пресс-релизе промышленного ведомства региона.

Не обошли стороной гидроэлектростанции, которых задумано построить к 2020 году две: на Просянском сбросе Большого ставропольского канала и на реке Горькая Балка. Первые годы работы гидроэлектростанции будут получать дополнительные деньги за генерацию электроэнергии. Это позволит в ускоренном темпе окупить вложения в «зеленые» электростанции.

Не хуже Германии

Президент Торгово-Промышленной палаты Ставропольского края Борис Оболенец рассказал корреспонденту «Регион online», почему в сегменте возобновляемых источников энергии сейчас настал переломный момент, и ветряки скорей всего будут построены, и чем они отличаются от «мертворожденных» прошлых задумок.

— Ветропарки — проекты государственные, а не как прежде частные. Там госкорпорации участвуют, в том числе «Росатом» и «Роснано», поэтому я впервые отношусь к идее положительно. Раньше наши местные проекты даже не проходили необходимую экспертизу. Просто заявлялось, что вот, край инновационный, будет реализовывать интересные проекты, а глубоко никто не задумывался, насколько они реальные. К тому же долгое время энергетика выпадала из рыночной экономики. Но сейчас будут вкладываться государственные деньги, это гарантия. Насколько это выгодно? Сложно сказать, но ветра у нас есть. Не вижу ничего в этом плохого, раз будут платить госкорпорации. А продаваться, насколько я понимаю, энергия будет через оптовый рынок. Теплоэнергетика, атомная энергетика, ветроэнергетика — сейчас все идет на оптовый рынок. Бюджет края абсолютно ничего не теряет, и это уже хорошо. Да, мы энергоизбыточные, но отказываться от этого не стоит. Если в Германии все это работает, то и у нас надо попробовать, раз есть такая возможность, — считает Оболенец.

Первый заместитель министра энергетики, промышленности и связи Ставрополья Виталий Шульженко рассказал, что ветроэнергетика – новая отрасль для региона.

— Если раньше попытки построить ветропарки далеко не заходили, то сегодня благодаря усилиям губернатора регионом заинтересовались три крупнейших игрока рынка: «ВетроОГК» (дочерняя структура «Росатома»), «Энел» и «Фортум», сотрудничающий с «Роснано». Выделение земельных участков под строительство ветростанции «ВетроОГК» на 260 МВт можно назвать первой ласточкой, теперь компания может двигаться дальше в вопросах подготовки к реальной стройке ветростанции. Остальные компании еще выбирают участки, мы рассчитываем, что они определятся до конца 2018 года. Помимо инвестиций и новых мощностей в генерации электроэнергии до 1 ГВт Ставропольский край получит новые рабочие места и налоговые отчисления. Так, проект «ВетроОГК» обеспечит 46 новых высокопроизводительных рабочих мест, 26 млрд рублей инвестиций и 12 млрд рублей налоговых отчислений, — говорит чиновник о том, что получит от будущих ветряков край.

Источник: Энергосовет