Новости

12.11.2017

Долгосрочный тариф в обмен на дивиденды

Возглавивший «Россети» всего два месяца назад Павел Ливинский уже успел взбудоражить энергообщественность рядом громких заявлений. Однако одно из них привело к существенному сдвигу по смежному вопросу. Не став всерьёз обсуждать предложение Павла Ливинского прекратить выплату дивидендов акционерам «Россетей», Минэнерго ускорило процесс перехода на систему долгосрочного сетевого тарифа. Эксперты видят в таком решении некоторые плюсы как для госхолдинга, так и для сектора в целом, однако предостерегают от ошибок, не позволивших эффективно внедрить систему RAB–регулирования (тарифообразование на основе регулируемой базы инвестированного капитала).

Долгожданное долгосрочное

Минэнерго запустило процесс перехода к долгосрочному тарифному регулированию электросетевых компаний. Как заявил 9 ноября на «круглом столе» в Госдуме заместитель министра энергетики Вячеслав Кравченко, «длинные» тарифы планируется устанавливать на 5-10 лет.

– Нам необходимо принимать решение (о внедрении долгосрочного тарифообразования в сетях – ред.) в максимально короткие сроки, наверное, в течение следующего года, чтобы внедрить институт регуляторных соглашений, позволяющих устанавливать тарифы на долгий период от пяти до десяти, возможно, более лет, чтобы у потребителей и сетей было полное понимание по поводу своих дальнейших действий, возможность выстраивать экономику и бизнес-процессы от подобного решения, – заявил Вячеслав Кравченко (цитата по ПРАЙМ).

Примечательно, что толчком для публичного обсуждения вопроса стало неоднозначное заявление нового главы «Россетей», сделанное 17 октября на конференции ФАС в Ялте. Тогда, как писал «Коммерсант», Павел Ливинский в своем, по сути, первом программном выступлении предложил кардинальную реформу бизнес-модели холдинга. «Россети» готовы отказаться от выплаты дивидендов, поскольку «тарифное меню» (расчёт тарифа на передачу, основного источника доходов «Россетей» – ред.) их не предполагает. Холдинг уже предложил ФАС и Минэнерго обратиться с этой идеей к правительству, заявил тогда глава компании. Идея вызвала негативную реакцию инвесторов: в течение того же 17 октября акции компании на Московской бирже подешевели почти на 5%. При этом глава компании не стал отвечать на уточняющие вопросы, которые журналисты пытались задать после заседания, а пресс-служба впоследствии старалась сгладить высказывания Павла Ливинского. Возможно, отказ от дивидендов был аргументом «для служебного пользования», который «Россети» не собирались обсуждать публично, предполагает один из собеседников «Перетока» в секторе.

Дивиденды придётся платить

Решение вопроса о дивидендных выплатах не относится к компетенции менеджмента госкомпании, категоричен источник в правительстве. Проблема есть, признаёт он: в тарифе дивиденды не учитываются. «Нужно переходить к единообразию и принять решение: учитывать дивиденды или нет. Акционерные выплаты должны осуществлять и головная компания, и «дочки», либо ни те, ни другие, но тогда нужно менять систему кардинально», – поясняет он логику властей.

Система долгосрочного тарифа, при которой на несколько лет вперёд будет гарантироваться именно ставка тарифа, а не объём выручки, должна стать решением проблемы, говорит собеседник «Перетока». Такой подход стимулирует сетевиков сокращать издержки и биться за потребителей. Но государству нужно взять на себя обязательства и гарантировать стабильность ставки тарифа, чтобы компании могли перейти к более эффективному планированию, добавляет источник.

9 ноября Вячеслав Кравченко уточнил, что проект закона о регуляторных соглашениях в ближайшее время будет направлен в правительство. Если его примут, новая система сможет заработать с 2019 года. Решение ввести долгосрочный тариф должны принятьна уровне каждого региона, таким образом, сетевым компаниям необходимо будет подписать соответствующее соглашение с РЭК каждого субъекта, одобрившего систему. Среди наиболее активных сторонников долгосрочной схемы тарифообразования – Московский регион, который одним из первых заявил о желательности внедрения долгосрочного тарифа.

После внедрения механизма долгосрочных сетевых тарифов логично будет ставить перед менеджментом «Россетей» и «дочек» вопрос о выплате дивидендов, добавляет собеседник в правительстве. «Собирая акционерную прибыль с региональных МРСК, «Россети» сами будут перенаправлять часть прибыли своим акционером через дивиденды. Пока же они забирают деньги у прибыльной части МРСК и распределяют их, латают дыры в «проблемных» «дочках», – отмечает он.

После заявления Минэнерго о переходе к новой системе Павел Ливинский заявил, что «Россети» будут строго выполнять директивы правительства РФ по выплате дивидендов, «в которых описывается расчёт дивидендной базы сетевых компаний».

– Надо работать в рамках действующего законодательства: если предписано платить дивиденды – платить дивиденды. Как акционерное общество, компания должна платить дивиденды, но она должна понимать, что выступает источником для их выплаты. Просто прибыль рассматривать нельзя, потому что тарифное меню такой строчки не содержит. Гармоничным решением может быть установление долгосрочных тарифных соглашений, когда мы определяем тарифные условия со стороны регулятора и то, как должна работать сетевая компания», – поддержал позицию профильного министерства Павел Ливинский (цитата по ПРАЙМ).

Глава «Россетей» добавил, что такая система позволит компании работать над снижением издержек, и результат этой работы в виде экономии будет оставаться внутри холдинга.

– Тогда она может, выполняя все взятые обязательства по инвестиционной программе, по операционным затратам, фиксировать прибыль и платить дивиденды с той эффективности, которую будет достигать. Эффективность будет выражаться в прибыли в том числе. Чем лучше и эффективнее компания работает, тем больше дивидендов платит, – отметил глава «Россетей».

Эксперты «за», но вопросы остаются

Переход к долгосрочным тарифам – давняя цель тарифного регулирования, отмечает руководитель группы исследований и прогнозирования АКРА Наталья Порохова. Это увеличивает горизонты планирования и у сетевых компаний, и у потребителей.

С одной стороны, риски нереализации схемы в полном объёме сохраняются в силу таких факторов, как высокая потребность в финансировании инвестиционных программ, перекрёстное субсидирование и высокая социально-экономическая значимость тарифов. Эти же проблемы, по сути, привели к сворачиванию RAB-регулирования, напоминает Наталья Порохова.

– С другой стороны, шанс на запуск долгосрочных тарифов сейчас намного выше, чем в 2009–2010 годах, так как российская экономика перешла в режим низкой инфляции, и если последняя закрепится на целевом уровне (4%), то это даёт намного больше предсказуемости в долгосрочном регулировании тарифов. Внедрение рыночных механизмов в управлении – это шаг в направлении роста эффективности, – полагает эксперт.

Параметры тарифного регулирования так или иначе пришлось бы пересматривать или продлевать, отмечает консультант VYGON Consulting Николай Посыпанко. В 2017 году заканчивается долгосрочный RAB-период для большинства из использовавших его дочерних обществ «Россети». Новая система, предлагаемая Минэнерго, может стать адекватной перезагрузкой действующего механизма. В пользу решения заменить RAB говорит непрерывное накопление долга регулятора перед сетями из-за неполного возврата капитальных вложений в долгосрочном периоде. Это так называемое «сглаживание», по данным «Россетей», по итогам 2016 года достигло 109 млрд рублей.

– Важно, чтобы долгосрочный тариф учитывал актуальные вопросы рационального инвестирования в развитие сетей и стимулировал снижение операционных затрат сетевых компаний, в том числе на основе эталонного регулирования, – предлагает возможный путь оптимизации Николай Посыпанко.

Заместитель генерального директора Института проблем естественных монополий (ИПЕМ) Александр Григорьев также указывает на необходимость учитывать специфическое положение инфраструктурных компаний, несущих дополнительную нагрузку по решению властей. Подход к дивидендной политике госкомпаний должен быть разным, считает он. Часть из них работает в высокомаржинальном секторе, со значительной долей экспортной выручки (в первую очередь, это компании нефтегазового сектора), а часть – в низкомаржинальном, в основном (это инфраструктурные естественные монополии: железнодорожный транспорт, электросетевой комплекс). Последние, помимо своих прямых функций, выполняют ряд социальных и иных обязательств государства. В ряде случаев эти издержки компаниям государство компенсирует, как, например, в случае с пассажирским железнодорожным сообщением, в ряде случаев – нет, как это происходит с льготным подключением к электросетям. С финансовой точки зрения, выполнение таких функций – прямой убыток для компаний и скрытый доход для государства.

– Долгосрочность, безусловно, нужна. Но если завтра государство, желая укрепить позиции России в рейтинге Doing Business, предложит сделать подключение к сетям бесплатным, какой смысл будет в том, что у нас долгосрочные тарифы? Тарифы будут долгосрочными, выручка – ограниченной ими, а расходы – нет. Помимо самих долгосрочных тарифов необходимы также четкие и явно прописанные критерии того, при каких условиях они могут быть пересмотрены, в том числе и в меньшую сторону: то же льготное подключение, например, ведь могут и отменить, – говорит Александр Григорьев.

Источник: ПЕРЕТОК.РУ