Новости

21.10.2018

Вырастут на солнце

Уральские производители меди делают ставку на крупные инфраструктурные проекты

По экспертным оценкам, главным драйвером развития мирового медного рынка через несколько лет станет возобновляемая энергетика: выпуск оборудования для солнечных и ветряных генераторов требует больше меди, чем для традиционных энергоустановок. По оптимистичным прогнозам, такая производственная цепочка может сформироваться и в регионах УрФО, где расположены заводы двух из трех крупнейших российских производителей меди – Русской медной и Уральской горно-металлургической компаний.

По словам директора центра экономического прогнозирования Газпромбанка Айрата Халикова, солнце и ветер, как бы странно, на первый взгляд, это ни звучало, обеспечивают колоссальный вклад в развитие рынка меди в мире: на выработку одного гигаватта мощности “солнечной” электроэнергии требуется в пять раз больше этого металла, чем на производство энергии путем сжигания угля или газа. В “зеленой” энергетике красный металл используется широко: без него не обойтись при изготовлении фотоэлектрических панелей, накопителей и преобразователей. Активно потребляет его и производство электромобилей: в сравнении с традиционным автомобилестроением, выпуск одной электрической машины требует в четыре раза больше меди для аккумулятора и электродвигателя.

- Еще в 2017 году стало очевидно, что у возобновляемых источников энергии (ВИЭ) есть будущее: в мире начали массово работать крупные солнечные и ветряные станции, которые оказались конкурентоспособными с угольными ТЭЦ, – делает вывод Халиков.

Учитывая, что создание солнечных и ветряных электростанций во многих странах субсидируется, сохранение существующих темпов развития альтернативной энергетики приведет в ближайшие годы к расширению спроса на медь как минимум на 40-50 тысяч тонн в год, прогнозирует промышленный эксперт Леонид Хазанов. А для растущего производства электромобилей, по его расчетам, уже к 2020 году потребуется 650-750 тысяч тонн меди в год.

Россия, и в частности УрФО, могут быть вовлечены в этот процесс. Возможности для развития альтернативной энергетики в нашем регионе есть, причем вовсе не гипотетические. Так, в Заводоуковском районе Тюменской области к 2021 году планируют построить ветропарк мощностью 500 мегаватт. А на самом юге Урала – в Оренбургской области – уже работают три солнечные электростанции суммарной мощностью 136 мегаватт, еще 135 мегаватт будут включены в сеть до конца этого года.

- Как известно, самые устойчивые ветры дуют на границе суши и моря, поэтому наилучшие перспективы для развития ветроэнергетики – на севере России, – говорит Айрат Халиков. – “Запасов” ветра там точно больше, чем угля на всей территории страны. Конечно, на Ямале газа столько, что ветер там пока никому не нужен, но потенциально именно там наибольший ресурс развития ВИЭ.

По оценке специалистов, пока доля “зеленой” энергетики в балансе объединенной энергосистемы Урала не превышает одного процента, но постепенно она будет расти. Например, в рамках государственной программы модернизации энергомощностей (получившей рабочее название ДПМ-штрих) на развитие генерации на возобновляемых источниках, таких как солнце, ветер и биогаз от переработки мусора, будет направлено более 400 миллиардов рублей.

- На мой взгляд, там, где нет углеводородов, гидроресурсов и атомной энергетики, иного выхода, как строить солнечные или ветроустановки, нет. Но в нашем регионе я рассматриваю “зеленую” энергетику лишь как некий полигон развития и испытания новых технологий, – более осторожно оценивает перспективы ВИЭ главный диспетчер объединенного диспетчерского управления Урала Александр Филинков.

Тем не менее малый и средний бизнес готов ответить на потребности энергетиков и наладить производство необходимых компонентов, отмечает руководитель предприятия по изготовлению металлоизделий Александр Воронов. Однако нужен четкий запрос, какая именно требуется медная продукция. А его пока нет.

Конечно, на Ямале газа столько, что ветер там пока никому не нужен, но потенциально именно там наибольший ресурс развития возобновляемой энергетики
И вряд ли в ближайшее время появится, прогнозирует руководитель института Цветметобработка Юрий Райков. По его словам, с 2009 года темпы потребления медной продукции в стране (за исключением стабильно развивающего сегмента производства медной катанки) постепенно замедляются: кривая спроса практически не отклоняется от горизонтали. При этом производство, например медного проката, рассчитано исключительно на покупателя внутри страны.

- Экспорт за 2014-2017 годы уменьшился в два раза, а импорт упал на 35-40 процентов. Доля конкурентной продукции в экспорте составляет два-три процента от объемов производства. Более 95 процентов экспорта медной продукции российских заводов приходится на катодную медь и катанку, а около 70 процентов импорта России составляют трубы и фитинги. Импортозамещение практически отсутствует. В условиях низкой конкурентоспособности производство проката будет определяться внутренним спросом, в первую очередь темпами экономического роста, – отмечает Райков.

Падение спроса, на его взгляд, связано с окончанием крупнейших инфраструктурных проектов – строительства объектов для чемпионата мира по футболу, возведения Крымского моста. Поэтому самой действенной мерой поддержки медного производства стало бы появление новых мегапроектов. Сообщество медников видит и другие угрозы своему бизнесу, это, в частности, увеличение фискальной и регуляторной нагрузки и отсутствие стимулирования развития малого и среднего предпринимательства. Важным сдерживающим фактором также называют существенный отток капитала из экономики страны и дальнейшее расширение экономических и политических санкций. Конечно, мало кто верит в повторение в медной отрасли “алюминиевого” сценария, однако встает вопрос об обострении конкуренции между этими двумя отраслями российской цветной металлургии.

- Существует определенная конкуренция с алюминием, – замечает руководитель союза поставщиков металлопродукции Александр Романов. – Например, прозвучало предложение поддержать производителей: разрешить ночную продажу пива, но только в алюминиевых банках. Это говорит о некоем лобби, об усилиях по поддержке производителей. Есть программа производства автокомпонентов и кабельной продукции из алюминия.

Кстати, этот процесс уже нашел отражение в экономических показателях уральского производителя самой востребованной медной продукции – катанки. В результате агрессивной информационной кампании по расширению сферы применения алюминиевой проводки наблюдается снижение спроса в самом материалоемком сегменте установочных проводов. Впрочем, спрос на проволоку падает еще и в связи со снижением темпов продаж и выпуска всей кабельно-проводниковой продукции в стране.

- Российским медным предприятиям поддержка государства точно не помешала бы, иначе медная отрасль окажется “золушкой” на фоне алюминиевой, – рассуждает Леонид Хазанов. – Поскольку внутренний рынок пока не может полностью поглотить все выпускаемые в нашей стране изделия из меди, важен выход на зарубежные рынки. Но если крупные компании – Норильский никель, УГМК и РМК – давно на них работают, то малым и средним производителям медного проката и кабельно-проводниковой продукции нужна информационная поддержка официальных торговых представительств, помощь в страховании, консультирование по вопросам таможенного администрирования и, конечно же, кредиты с низкими процентными ставками.

Источник: Российская газета